Подсудимый по делу Цкаева заявил, что его подставили и оклеветали

Городские новости

В Ленинском районном суде прошло очередное заседание по делу Владимира Цкаева, скончавшегося от побоев, нанесенных ему сотрудниками Иристонского УМВД по городу Владикавказ. В ходе заседания судья зачитал показания Сослана Ситохова, которого допрашивали больше всех остальных подсудимых. Судя по протоколам допроса, Ситохов менял свои показания в зависимости от вновь выявленных доказательств. По его словам, во всем виновато руководство указанного отдела полиции, и что его подставили и оклеветали.

 

Так исходя из показаний Ситохова, 31 октября 2015 года в день задержания Цкаева до 18:30 он находился дома у родителей. Примерно 18 часов ему на телефон позвонил замначальника уголовного розыска Мурат Хабаев, который попросил его приехать в отдел полиции и проконтролировать оформление документов по незаконному обороту наркотиков, так как ему самому нужно уехать на «какие-то торжественные мероприятия».

 

«Также он сообщил мне, что по подозрению в совершении преступления в отношении Плиева задержан Цкаев, которые уже передан следователю для производства следственных действий с его участием, — говорится в его показаниях. — Когда я выехал от родителей по просьбе Хабаева, он вновь позвонил мне. В ходе данного разговора Хабаев судорожно спрашивал у меня, когда я уже приеду, и попросил, чтобы я, когда подъеду к зданию полиции, сообщил ему об этом. При этом мне показалось странным, что Хабаев торопит меня побыстрее приехать в отдел полиции, но не придал этому значения. Когда я приехал к зданию полиции, по просьбе Хабаева я отправил ему смс-сообщение со своего номера, где сообщил о том, что подъехал к зданию МВД. Когда я заходил в здание МВД, на мой номер пришло два смс-сообщения с номера Хабаева, в которых он спрашивал, зашёл ли я в здание МВД».

 

Отметим, что эти показания даны Ситоховым согласно распечаткам его телефонных разговоров.

 

Далее Ситохов указывает, что после того как он приехал в отдел, его два раза к себе в кабинет вызывал начальник полиции Батраз Елоев и спрашивал о месте нахождения замначальника уголовного розыска Хабаева. Все остальное время, по его словам, он находился у себя в кабинете. При этом, к нему в кабинет  несколько раз периодически заходил Казбеков (Казбек Казбеков – в октябре 2015 года занимал должность замначальника полиции).  

 

Позже в этот же кабинет зашел ныне подсудимый Шота Майсурадзе, который приехал с обыска в доме Цкаева и сообщил, что ничего незаконного в доме Цкаева не обнаружено, и что задержанному из дома привезли джинсы. По словам Ситохова, Майсурадзе говорил, что у Цкаева нужно изъять джинсы, в которые он сейчас одет, однако заниматься этим Майсурадзе не хотел, так как «поругался с Бигаевым, который работает с задержанным и издевается над ним».

Читать так же:  Росгвардейцы Северного Кавказа прошли курс высотной спецподготовки во Владикавказе

 

 

«Я был сильно удивлён и возмущен услышанным, поскольку Хабаев мне говорил, что Цкаев у следователя», — указывает Ситхов в своих показаниях.

 

По его словам, после этого он вышел из своего кабинета и направился в 57- ой кабинет. Там он увидел сидящего на диване оперуполномоченного и ныне подсудимого Алана Бигаева, который был в одной нательной майке, и Цкаева полулежащего на стуле с запрокинутой головой и с бледным лицом.

 

«На полу у стула с Цкаевым я увидел лежащую на полу светло-жёлтую кофту Бигаева, на рукаве которой были следы крови. На столе Бигаева я увидел лежащие наручники. Я стал возмущаться, и обратился  к Бигаеву с вопросом почему Цкаев в таком состоянии, почему на кофте Бигаева  кровь и почему Цкаев не у следователя, на что мне Бигаев ответил, что Цугкиев дописывает протокол личного досмотра, после чего Цкаева передадут следователю. Я спросил у Бигаева, что с ним (с Цкаевым), на что Бигаев мне ответил дословно: «Он у меня отдыхает, приходит в себя», — говорит он. 

 

Тут отметим, что в ранее данных показаниях Ситохов говорил о том, что он вышел из своего кабинета после того, как услышал крики сотрудников, а именно Алана Бигаева о том, что кому-то из задержанных стало плохо. Кроме того, в ранее данных показаниях Ситохов говорит, что помимо Бигаева и Цкаева в кабинете также находились Цугкиева, Датиева и Дзилихова, однако он утверждает, что это следователь по ошибке «два события указал в одно».

 

«Я пытался задать вопрос Цкаеву, однако он не реагировал. При этом глаза его были открыты, он дышал, пытался то ли встать, то ли повернуться. Увидев на Цкаеве телесные повреждения (синяки под глазами и на лобной части лица, а также ссадины от наручников) я вышел из кабинета и сразу же стал звонить со своего номера Хабаеву. В ходе разговора я стал высказывать ему свое возмущение тем, что вопреки его утверждением Цкаев по настоящее время не передан следователю, и помимо этого у него (у Цкаева) имеются телесные повреждения,  и что состояние у него плохое. Я попросил его приехать на работу и самому разобраться в ситуации. Я понял, что меня подставляют, и что Хабаев меня обманул. Я расстроился, и чтобы успокоиться я немного походил по второму этажу», — отмечает обвиняемый. 

Читать так же:  1388 пожаров потушено в Северной Осетии с начала 2020 года

 

Когда же, по его словам, он вернулся в 57-й кабинет Цкаев уже лежал на полу в бессознательном состоянии.

 

«Я закричал присутствующим сотрудникам полиции, чтобы кто-нибудь вызвали врачей, то есть скорую помощь, на что я услышал, что Цкаеву уже вызвали врача. Затем я стал прощупывать  пульс Цкаева, умывать ему лицо холодной водой, и подносить к его носу нашатырный спирт. Икоев (Таймураз Икоев – понятой, проходит свидетелем в данном уголовном деле) делал при мне непрямой массаж сердца, после чего Цкаев понемногу пришел в себя», — говорит в своих показаниях Ситохов.

 

Тут следует отметить, что в показаниях Таймураза Икоева говорится, что когда он делал Цкаеву непрямой массаж сердца, Ситохов «говорил что-то типа того, что скорая не нужна, все с этим человеком (Цкаевым, примеч. автора) хорошо, и он, по мнению Ситохова, симулирует».

 

Ситохов в своих показаниях добавляет, что в это время кабинет дважды заходил начальник полиции Батраз Елоев, «который видел состояние Цкаева и описанные выше телесные повреждения».

 

«Докладывать ему (Елоеву) я ничего не стал, так как он сам все прекрасно видел. К тому же, я понимал, что он в курсе всего происходящего, так как был в отделе до моего прихода», — подчеркивает он. 

 

«Полагая, что в скорую помощь уже позвонили и руководство в курсе происходящего, через пять минут я ушел в свой кабинет, поскольку из-за сильного расстройства ввиду наличия серьезной  болезни сердца мне стало плохо. Из своего кабинета я стал звонить Хабаеву, но Хабаев не отвечал, однако потом перезвонил. В ходе разговора, ругаясь на Хабаева, что он так поступил, я сказал, чтобы он приехал на работу и разобрался в данной ситуации, на что он мне сказал, что уже подъезжает,- говорится в показаниях. — Ввиду своего состояния я продолжал находиться в своем кабинете. В какой-то момент на мой номер позвонил Габиев (Сергей Габиев, в октябре 2015 года занимал должность начальника уголовного розыска), с которым у меня состоялся разговор, в ходе которого я ему сказал фразу- «Профессионалы занимаются, а ты отдыхай», — которая  носила саркастически характер, так как меня возмутил тот факт, что Габиев осведомлён о том, что происходит в отделе, и будучи  начальником уголовного розыска спрашивал меня приезжать ли ему на работу (в ранее данных показаниях, Ситохов утверждал, что он так шутил с Габиевым, так как тот был нетрезв)».

Читать так же:  100 молодых преподавателей Северной Осетии смогут перенять практики лучших педагогов страны

 

Кроме того, в материалах уголовного дела имеется аудиозапись телефонного разговора Ситохова с замначальником уголовного розыска Казбековым, в котором Казбеков говорит ему, что «может в больничку его отвезти?», на что Ситохов отвечает, что «это исключено».

 

 Как отмечает Ситохов, он имел ввиду, что сами врачи должны его отвезти. Однако из того же телефонного разговора следует, что на вопрос Казбекова плохо ли Цкаеву, Ситохов отвечает, что «не, нормально, спит уже».

 

В ходе предварительного следствия Ситохов давал противоречивые показания. В этом он обвинил следователя Дзидаханова, который якобы оказывал на него психическое давление, говоря, что он сядет в тюрьму, если не даст показания. По словам Ситохова, при допросе он плохо себя чувствовал поэтому «не вникал в суть задаваемых вопросов».

 

На очной ставке с ныне подсудимым Георгием Цомаевым, Ситохов подтвердил его показания, в которых Цомаев говорит о том, что Ситохов сказал ему не говорить ничего против Бигаева так как «тот готов оклеветать любого, кто скажет хоть слово против него». Также он подтвердил и показания о том, что в тот день видели у Бигаева военно-полевой телефон и противогаз, которыми он мог пытать Цкаева — ранее в своих показаниях он об этом не разу не упоминал.

 

Ситохов в своих показаниях также говорит, что Бигаев оклеветал его из мести за то, что тот упоминал его в своих показаниях. 

 

Напомним, согласно показаниям Бигаева, он сам стал свидетелем того, как Ситохов руками и ногами избивал Цкаева.

 

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий