Подсудимый по делу забитого до смерти Цкаева заявил, что руководство Иристонского отдела вывели из под следствия

Городские новости

В Ленинском районном суде прошло очередное заседание по делу Владимира Цкаева, скончавшегося от побоев, нанесенных ему сотрудниками Иристонского УМВД по городу Владикавказ. Уже девятый подсудимый из десятерых – Сослан Ситохов отказался давать показания, воспользовавшись своим правом в соответствии со статьей 51 Конституции РФ. Он обвинил следователя Аслана Хугаева, который вел дело с марта 2016 года по март 2018 год, в фальсификации материалов дела и намеренном непривлечении руководство МВД к ответственности.

 

«Я считаю, что все материалы дела в отношении меня сфальсифицированы со стороны следствия, а именно —  следователем Хугаевым из-под ответственности выведены руководство (Иристонского отдела полиции по городу Владикавказ) в лице Елоева, Казбекова, Габиева, Хабаева. Их вина переложена на меня. Считаю, что мою невиновность могут подтвердить камеры видеонаблюдения, которые будут просмотрены», — сказал подсудимый Сослан Ситохов.

 

Так, на 31 октября 2015 года Батраз Елоев занимал должность начальника полиции; Казбек Казбеков — замначальника полиции; Сергей Габиев —  начальника уголовного розыска;   Мурат Хабаев —  замначальника уголовного розыска.

 

После того, как подсудимый отказался давать показания до исследования записей с камер видеонаблюдения, имеющихся в материалах уголовного дела, судья зачитал показания Ситохова, данные им на предварительном следствии.

 

Исходя из прошлых показаний подсудимого, 31 октября 2015 года до 18 часов 30 минут он был дома у своих родителей вместе с женой и двумя детьми. В это время ему на телефон позвонил Мурат Хабаев, который сказал, что ему нужно уехать по своим делам из отдела, и попросил Ситохова приехать и проконтролировать в отделе составление документов по уголовному делу о наркотиках.

 

В дальнейших своих показаниях, Ситохов добавляет, что в телефонном разговоре, Хабаев сказал ему, что задержанный по подозрению в причинении огнестрельного ранения сотруднику ОМОН — Цкаев уже передан следователю, — «Чем подставил меня», — уверял обвиняемый.

 

После того, как Ситохов приехал в отдел полиции он, по его же словам, поднялся на второй этаж, зашел в свой кабинет, включил телевизор и занимался своими делами. При этом никаких криков и разговоров на повышенных тонах он в коридоре не слышал. Периодически к нему в кабинет заходили сотрудники отдела, включая Казбека Казбекова.

Читать так же:  Глава Кубани ведет борьбу с самостроями

 

«Примерно в 23 часа (в других показаниях примерно в 21:30) я услышал крики сотрудников о том, что кому-то стало плохо. Кричал сотрудник полиции Алан Бигаев. Я вышел из кабинета и направился в соседний 57-й кабинет, с которого доносились крики.  В коридоре началась суета, паника. Увидел возле входа в 57-й кабинет Алана Бигаева с пластиковым стаканом в руках. Я спросил его, что случилось. На что он мне ответил, что доставленному плохо. Я спросил его кому именно, так как в этот момент было два доставленных. На что Бигаев сказала мне, что плохо доставленному по огнестрельному ранению (в других показаниях Ситохов утверждает, что на вопрос «что с ним (Цкаевым)?», Бигаев дословно ответил: «Он у меня отдыхает, приходит в себя»). После этого я сразу зашёл в кабинет номер 57 и увидел там лежащего на полу мужчину, как позже выяснилось гражданин Цкаев. Нагнувшись к Цкаеву, я увидел, что глаза у него были открыты, он дышал, пытался то ли встать, то ли подвинуться. Я спросил, дать ли ему воду, на что он кивнул головой. Я дал ему воды. Я начал прощупывать ему пусть в области шеи. В этот момент на запястьях рук у него я увидел следы от наручников. Кроме того  под глазом у него был синяк, как мне показалось, синяк был давний, поскольку он был уже тёмно-синего цвета. ПО ПУЛЬСУ Я ПОНЯЛ, ЧТО У ЦКАЕВА СЕРЬЕЗНЫЕ ПРОБЛЕМЫ С СЕРДЦЕМ», — говорится в показаниях.

 

Здесь отметим, что в релизе МВД выпущенном 2 ноября 2015 года, на следующий день после известия о смерти Цкаева, утверждалось, что причиной смерти доставленного в отдел полиции Цкаева стала «ОСТРАЯ СЕРДЕЧНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ». Однако судмедэкспертиза показала, что причиной смерти Владимира Цкаева стало удушение полиэтиленовыми пакетами или противогазом, или ушиб ствола головного мозга из-за сильных ударов в затылочную часть головы.

Читать так же:  Республиканский дом Народного Творчества проводит выездные семинары в Алагире

 

Как отмечает обвиняемый в своих показаниях, после этого он начал кричать сотрудникам, чтобы вызвали скорую помощь, на что кто-то из сотрудников, находящихся в коридоре, дал ему телефон.

 

Дозвонившись, Ситохов не стал вызывать карету скорой помощи в отдел полиции, а вызвал на угол улиц Бутырина/Революции, при этом сообщил оператору, что человеку стало плохо на улице, а они просто проходили мимо. Встречать «скорую» на указанном углу улиц он отправил одного из сотрудников отдела, а сам «продолжал оказывать помощь Цкаеву, который все также лежать на полу в бессознательном состоянии».

 

«Скорую помощь я вызвал на пересечение указанных улиц, так как я волновался и не знал, что мне делать. При этом руководство не предпринимало никаких мер, то есть Елоев», — говорит в своих показаниях Ситохов. 

 

Тут стоит отметить, что исходя из телефонных разговоров, запись которых имеется в материалах уголовного дела, именно Ситохов не позволял вызывать скорую помощь Цкаеву. На вопрос следователя, почему он не позволял вызвать скорую помощь, Ситохов ответил, что на тот момент оперуполномоченный Алан Дзилихов уже привёз знакомую медсестру поэтому он не видел в этом необходимости. 

 

Кроме того, как утверждал обвиняемый, когда вызвали «скорую» для Цкаева , Ситохов несколько раз звонил руководителям уголовного розыска, а именно Габиеву и Хабаеву, чтобы они приехали в отдел и разобрались с ситуацией, однако те опасаясь последствий не приехали.

 

После того, как Цкаева госпитализировали, Ситохов поехал домой, чтобы взять деньги, по его словам, на случай если Цкаеву понадобятся лекарства. В больнице врач-реаниматолог сообщила Ситохову, что ничего угрожающего жизни Цкаева она не обнаружила, после чего Ситохов уехал домой.

 

На следующий день, как утверждал обвиняемый, к нему в кабинет зашел оперуполномоченный Ацамаз Датиев и попросил заполнить протокол об административном задержании Цкаева. Так как сам Датиев таких протоколов ранее не заполнял, Ситохов заполнил протокол и отдал его Датиеву на подпись. В других показаниях, Ситохов говорит, что подготовить протоколы административного задержания был указ его непосредственного начальника – Сергея Габиева.

Читать так же:  Тяжелоатлеты из Северной Осетии завовали 10 медалей на первенстве России

 

«Примерно в 09:40 ко мне в служебный кабинет зашёл начальник Габиев и оперуполномоченный Датив. Габиев попросил меня помочь Датиеву составить протокол об административном правонарушении и протокол об административном задержании в отношении Цкаева, объяснив это тем, что Датиев подобных документов не составлял. При этом из своих рук Габиев передал мне бланки административного правонарушения и протокол об административном задержании»,- говорит в своих показаниях Ситохов.

 

Между тем,  Датиев в своих показаниях утверждал, что именно Ситохов попросил его подписать указанный протокол задним числом, отметив, что это указ руководства. Также, по словам Датиева, после того как их поместили в СИЗО Ситохов передавал ему записку, где просил дать ложные показания о том, что Датиев сам попросил Ситохова заполнить протокол от его имени (указанная записка имеется в материалах уголовного дела).

 

Касательно записки Ситохов говорил, что просил Датиева подтвердить лишь правду. 

 

Кроме того в дальнейших показаниях обвиняемый утверждал, что «в один из дней начала ноября 2015 года на допрос в следственный комитет был вызван оперуполномоченный Майсурадзе».

 

«По отделу прошелся слух, что Майсурадзе в ходе допроса может дать показания об обстоятельствах причинения телесных повреждений Цкаеву. В разговорах все стали переживать за оперуполномоченного Бигаева. Встретившись с ним в коридоре я спросил Бигаева: как у него дела, и не вызывали ли его на допрос? На что он мне ответил дословно: «Если Майсурадзе расскажет как я применял насилие в отношении Цкаева, то я расскажу как он надевал целлофановый пакет на голову Цкаева и применял в отношении него насилие. При этом я сам не был очевидцем того, что в отношении Цкаева применяли насилие», — отмечал обвиняемый.

 

Здесь следует отметить, что Бигаев в своих показаниях, данных им в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве, говорил о том, что сам лично видел, как Ситохов избивал ногами и руками Цкаева.

Автор: Кристина СУРХАЕВА 

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий