Аналитики указали на закрытость информации о предполагаемом террористе в Ставрополе

Новости региона

Молодой мужчина, задержанный 7 октября в Ставрополе по подозрению в подготовке теракта, арестован на два месяца. Никаких подробностей о его личности и обвинениях силовики не предоставляют, сообщили источник в краевой администрации и местная журналистка. Этому способствует равнодушие общества и отсутствие правозащитников в регионе, считает конфликтолог.

Как писал «Кавказский узел», 7 октября пресс-служба Ставропольского краевого управления ФСБ сообщила о задержании в Ставрополе 23-летнего предполагаемого сторонника ИГ*, который, по данным силовиков, планировал взорвать здания прокуратуры и суда. На опубликованных силовиками видеокадрах показано, как подозреваемый в подготовке теракта покупал гвозди и изоленту. По версии ФСБ, у него на квартире были изъяты детали самодельного взрывного устройства, а сам задержанный признался в своих намерениях.

7 октября Ленинский райсуд Ставрополя принял решение о заключении задержанного под стражу на два месяца — до 6 декабря, указано в информации на сайте Ставропольского краевого суда. Уголовное дело в отношении задержанного возбуждено по статье о подготовке террористического акта. Максимальное наказание по ч.2 ст.205 УК РФ составляет 20 лет лишения свободы.

Силовики не разглашают информацию о подозреваемом в подготовке теракта и тщательно скрывают подробности операции по его выявлению и задержанию, сообщил источник в администрации Ставропольского края.

«Никакой общественно доступной информации о том, чем человек занимался, нет. Известно, что он гулял, что-то фотографировал. Но чем он занимался по жизни, неизвестно. В поле зрения журналистов человек не попадал», — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» источник.

По его словам, к журналистам и правозащитникам родственники задержанного не обращались. «Это стопроцентно – не обращались. И вообще непонятно, где родственники. Есть достоверная информация, что мужчина – приезжий», — сообщил источник.

В последние дни перед задержанием никаких спецопераций, обысков и задержаний не проводилось, указал он. «Даже в самых одиозных Телеграм-каналах ничего не сообщалось об обысках. Даже слухов и сплетен не распространялось», — подчеркнул источник, добавив, что со стороны ставропольских мусульман реакции после задержания мужчины не последовало: «Никакой реакции нет. Никакого движения, резонанса. Задержанный никакого отношения к мусульманам не имеет».

Читать так же:  В станице Терской освятили новый поклонный крест

То, что задержанный к ставропольским мусульманам отношения не имеет, подтвердил и заместитель муфтия Ставропольского края Закир Шарыпов, который пояснил также, что ФСБ не обращалась в муфтият и не запрашивала информацию по поводу подозреваемого.

«Никакого отношения задержанный [к ставропольским мусульманам] не имеет. О нем у нас никакой информации нет. За мусульманами Ставрополья слежки не велось. Мы всегда на связи с силовиками и занимаемся профилактикой терроризма, встречаемся с покаявшимися», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Шарыпов.

Собственный корреспондент газеты «Коммерсант» в Ставропольском крае Александра Ларинцева также отметила скудность информации о задержанном предполагаемом террористе и раскритиковала силовые ведомства в связи с этим.

«Если в старые добрые времена от пресс-службы ФСБ можно было хоть что-то по секрету узнать, то теперь они боятся сказать лишнее слово, так как всем рулит Москва. Они даже не всем пресс-релизы отсылают», — сказала корреспонденту «Кавказского узла» Александра Ларинцева.

Она также ничего не знает об обысках и спецоперациях, которые могли предшествовать задержанию молодого человека. «Непонятно, собирался он кого-то взрывать, не собирался. У меня есть сомнения и неприятный осадок. Глядя на кадры [распространенного видео] – ну, выходит он из магазина, ну и что?» — высказала мнение журналистка.

Она заявила, что ранее в регионе была схожая история. «История напомнила дело, когда поймали типа террориста – молодого парня, который якобы намеревался взорвать детский сад, причем в воскресение, когда там никого нет. В итоге ему дали шесть лет. История запомнилась тем, что на самом деле парень банально поругался со своей девушкой и ляпнул – мол, пойду тогда взорву что-нибудь. И его взяли, как террориста», — рассказала Ларинцева.

Читать так же:  Суд встал на сторону "Даггаза" в споре с уволенным работником

6 августа 2019 года окружной военный суд в Ростове-на-Дону назначил жителю Ставрополя Максиму Панченко шесть лет колонии строгого режима по делу о подготовке поджога детского сада и школы. Верховный суд России утвердил этот приговор. После задержания Панченко сознался в подготовке теракта в детсаду и школе, но потом отказался от своих слов, а адвокат заявил о применении к нему недозволенных методов ведения следствия. Согласно приговору, Панченко планировал поджог образовательного учреждения в Ставрополе и самостоятельно изготовил для этого два зажигательных устройства, но реализовать план не успел, поскольку был задержан. Засекреченный свидетель заявил, что Панченко исповедовал ислам радикального толка, говорил о необходимости борьбы с силовиками, а также считал близкими взгляды «Имарата Кавказ» (организация признана террористической и запрещена в России решением суда).

История задержания 7 октября предполагаемого террориста в Ставрополе почти никак не освещается в местных СМИ, а правозащитники не реагируют на произошедшее, сообщил, в свою очередь, президент Ставропольского краевого общественного фонда «Содействие-Юг», конфликтолог Юрий Ефимов.

«Кроме быстро проскользнувшей информации ничего нет. Не освещается совсем. Разумеется, это связано с неоткровенностью наших правоохранительных органов. В то же время люди привыкли не обращать на это внимание. Общество не доверяет силовикам, потому что они не всегда говорят правду, ведь многое делается только для отчетности и галочек – это общеизвестно. В то же время общество понимает, что никто не разъяснит, что именно пытался сделать этот парень, и люди индифферентны к событию. Ставрополье еще отличается и тем, что тут не осталось правозащитников», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Ефимов.

Он также указал на то, что силовики не сообщали в последнее время о проводимых обысках или спецоперациях в Ставрополе. «Не было их. Не рассказывалось о них и в соцсетях, и в СМИ. Есть только сообщения ФСБ: мол, мы молодцы. А действительно ли они молодцы? Что именно происходит? К сожалению, общество это мало интересует», — указал Ефимов.

Читать так же:  Северный Кавказ оборудуют "умными счетчиками" 575 тыс раз

Ранее, комментируя два отчета о предотвращении терактов на юге России за неделю (13 июля в Ростове-на-Дону и 7 июля в Астрахани), Ефимов заявил, что, возможно, спецслужбам надо было отчитаться о проделанной работе, показать, что они эффективно работают. При этом у конфликтолога тогда не вызвала сомнения сама версия ФСБ о предотвращенных терактах в отличие от полковника запаса ФСБ, бывшего депутата Госдумы Геннадия Гудкова, который признал, что не всегда можно доверять информации ФСБ. «Если бы у нас были честные правоохранительные органы, спецслужбы, к которым у нас было бы полное доверие, мы бы могли таким вот образом спокойно и объективно все проанализировать. Но поскольку мы видели фабрикации дел по обвинению в терроризме, то не всегда можно верить тому, что публикуют и показывают силовики», — заявил тогда Гудков «Кавказскому узлу». 

«Кавказский узел» ранее сообщал об уголовных делах, которые защитники обвиняемых в терроризме называли сфабрикованными. Помимо дела ставропольчанина Максима Панченко, стоит напомнить о деле о подготовке теракта на концерте Филиппа Киркорова. Обвиненные по этому делу четыре уроженца Дагестана настаивают, что дали признательные показания под пытками. В Астрахани по делу о терроризме был обвинен местный житель Расул Байсуев. Единственным доказательством его вины являются показания свидетеля, от которых тот впоследствии отказался, указала защита.

«Кавказский узел» публикует новости о том, как влияет война на Ближнем Востоке на регионы Кавказа, на тематических страницах «Сирия в огне» и «Кавказ под прицелом халифата». В разделе «Справочник» можно ознакомиться со справкой «Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ*».

* — ИГ (Исламское государство) — организация признана террористической и запрещена в России решением суда.

Автор: Олег Краснов;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий