Анастасия Шевченко отвергла обвинения в суде

Новости региона

Следствие не представило доказательств связи организации Open Russia Civic Movement* с движением «Открытая Россия»*, заявила в суде ростовская активистка Анастасия Шевченко, обвиняемая по делу об участии в нежелательной организации. Свидетель защиты подтвердил, что российская и британская организации не связаны друг с другом.

Как писал «Кавказский узел», член федерального совета организации «Открытая Россия»* Анастасия Шевченко находится под домашним арестом с января 2019 года. Октябрьский райсуд Ростова-на-Дону 18 марта 2020 года начал рассмотрение ее дела. Шевченко отказалась признать вину в участии в деятельности нежелательной организации на территории России. На заседании 1 октября 2020 года свидетель обвинения заявила, что подсудимая не имела отношения к признанным нежелательными Генпрокуратурой РФ общественному сетевому движению «Открытая Россия (Великобритания)»* и организации Open Russia Civic Movement*.  Корреспондент Russia Today Мария Баронова рассказала в проходящем в Ростове-на-Дону суде по делу Анастасии Шевченко о создании общественного движения «Открытая Россия», отвергнув связь движения с иностранными организациями и положительно охарактеризовав подсудимую. 15 января в суде связь общественного движения «Открытая Россия»* с иностранными организациями отвергла корреспондент Russia Today Мария Баронова.

Дело Анастасии Шевченко стало первым в России, возбужденным по статье об осуществлении деятельности нежелательной организации. Amnesty International и Правозащитный центр «Мемориал»** признали активистку политзаключенной. Участники круглого стола «Политические заключенные в России в 2019 году» назвали дело Шевченко одним из показательных примеров усиления политических репрессий в России. «Людей осуждают для острастки, чтобы другие посмотрели и испугались», — заявила заместитель директора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Татьяна Локшина 3 ноября 2019 года.

В Октябрьском райсуде 28 января продолжилось рассмотрение дела Анастасии Шевченко. Поддержать подсудимую пришли десять местных активистов, однако, сославшись на эпидситуацию, в зал пропустили только четверых посетителей. Судебные приставы измеряли заходившим температуру, передал корреспондент «Кавказского узла».  

По просьбе защиты на заседании в качестве свидетеля защиты был допрошен координатор «Правозащиты Открытки»*, индивидуальный предприниматель из Томска Алексей Прянишников.

Он рассказал, что принимал участие в учредительной конференции общественного движения «Открытая Россия»*, которая состоялась в ноябре 2016 года в Хельсинки. По словам свидетеля, движение создавалось «только российскими гражданами как российское общественное объединение, в соответствии с российским законом «Об общественных объединениях».

Прянишников сказал, что знает Анастасию Шевченко на протяжении четырех лет и может охарактеризовать ее «исключительно с положительной стороны — как заботливую мать, адекватного и конструктивного человека, у которого не было радикальных идей».

Свидетель пояснил, что город Хельсинки был выбран местом проведения конференции в связи с тем, что основателем движения являлся Михаил Ходорковский, и его «визит в Россию мог быть чреват ограничением свободы». Финансирование движения осуществлялось «посильными вкладами» его участников, какую-либо зарплату участники не получали, иностранного финансирования у «Открытой России»* не было, заверил судью Прянишников. Признанная Генпрокуратурой нежелательной организация Open Russia и движение «Открытая Россия»* не идентичны друг другу, заявил он.

Читать так же:  Президент Азербайджана анонсировал новый Лачинский коридор

Признанные нежелательными неправительственные организации OR (Otkrytaya Rossia) («Открытая Россия») (Великобритания)*, Institute of Modern Russia, Inc («Институт современной России») (США)*, Open Russia Civic Movement*, Open Russia (общественное сетевое движение «Открытая Россия») (Великобритания)* «осуществляют на территории России специальные программы в целях дискредитации результатов выборов, признания их итогов нелегитимными», и их «деятельность направлена на инспирирование протестных выступлений, что представляет угрозу основам конституционного строя и безопасности государства», говорится в сообщении от 26 апреля 2017 года на сайте Генеральной прокуратуры России.

Судья также согласилась приобщить к материалам дела положительную характеристику Анастасии Шевченко за подписью Ксении Собчак, предвыборный штаб которой она возглавляла в 2018 году. Также к делу был приобщен ответ нотариуса из Великобритании на адвокатский запрос: из документа следует, что юридическое лицо с наименованием Open Russia Civic Movement* не числится в реестрах юридических лиц Великобритании, Англии и Уэльса.

Затем состоялся допрос самой Анастасии Шевченко. Подсудимая рассказала, что заинтересовалась деятельностью «Открытой России»*, когда движение уже было создано. Oзнакомившись с манифестом и уставом на сайте, в январе 2017 года написала заявление на вступление, сказала она.

«Мы создали региональное отделение движения, в котором состояло где-то двадцать человек. Занимались проблемами транспорта, состояния дорог, уборки снега. Я помогла создать команду регионального отделения, помогла наладить связь с Москвой. Мне понравилось, что там (в движении) могут быть люди с разными политическими взглядами и работать вместе», — пояснила Шевченко.

Она рассказала, что проведённая движением в апреле 2017 года в Ростове-на-Дону акция «Надоел» не была запрещена или прервана силовиками. «[Акция] проходила в форме митинга, согласованного властями на площадке сквера Седова, на нем присутствовало около 100 человек. Перед ее началом подошли два сотрудника полиции и попросили не использовать символику «Открытой России»*, я согласилась. Никаких замечаний не было, в ней участвовал депутат Законодательного собрания области», — сказала активистка.

Первое административное дело по статье 20.33 КоАП РФ (осуществление деятельности на территории России иностранной или международной неправительственной организации. — Прим. «Кавказского узла») Шевченко назвала «удивительным».

«Меня пригласил на дебаты депутат гордумы Таганрога от «Единой России». Я сторонник такой формы диалога, как дебаты. На них присутствовали также другие депутаты гордумы Таганрога […] Ролик о дебатах вышел на местном телевидении».

Первое дело было возбуждено после участия Шевченко в публичных дебатах в Таганроге 8 октября 2017 года. В декабре 2017 года прокуратура Таганрога возбудила в отношении активистки административное дело по статье 20.33 КоАП РФ. 19 января 2018 года суд оштрафовал Шевченко на 5 тысяч рублей. Она назвала решение «политическим».

Она также заявила, что свидетель обвинения Шильченко говорит неправду о том, что она тогда представлялась координатором «Открытой России-Великобритания».

Второе административное дело Шевченко назвала «прямым политическим преследованием». «Проходил семинар о подготовке к выборам. Я не была ни спикером, ни организатором, ни экспертом, меня не было в программе этого семинара. Однако вошедшие полицейские сразу спросили, где Шевченко, к другим у них претензий не было. Какой-либо символики «Открытой России»* не было вообще», — рассказала она. Шевченко пояснила, что обжаловала назначенные ей по этим делам штрафы, однако суды оставили их в силе. Сейчас жалобы, по словам Шевченко, зарегистрированы в ЕСПЧ.

Читать так же:  Задержанные в Тбилиси активисты отпущены из полиции

Шевченко пояснила, что на конференцию сторонников движения в Ульяновске 27 сентября 2018 года она опоздала, и приехала за 10 минут до ее окончания, «успев сказать только три фразы о приоритетах деятельности: образовательных и правозащитных проектах». Она не согласилась с утверждением о том, что на мероприятии она проводила «инструктаж участников собрания о необходимости внедрения в различные протестные группы». Никого из собравшихся к ответственности не привлекали, отметила подсудимая.

Шевченко рассказала, что 28 октября 2018 года она участвовали в митинге в парке Строителей в Ростове-на-Дону, но не являлась его организатором и пришла туда без какой-либо символики. По словам активистки, она не помнит, кто ее туда пригласил, не выступала там, а флаг желтого цвета с надписью «Надоел» ей протянул кто-то из собравшихся, но полиция при этом флаг убрать не требовала.

Во время заседания суда 18 июня 2020 года обвинитель заявил, что Шевченко 28 октября 2018 года приняла участие как член федерального совета «Открытой России»* в митинге в ростовском парке Строителей, организованном активистами оппозиционных движений, где демонстрировала символику протестной акции «Надоел», направленной на дискредитацию федеральных органов власти и избирательной системы России. Сама Анастасия Шевченко тогда заявила, что ей непонятно, в чем состоит преступление, которое ей вменяют. «В чем тяжесть этого преступления, каким образом я могла осознавать общественную опасность того, что я стою на согласованном митинге с флагом, на котором написано слово «Надоел»? Общественная опасность, напомню, не наступила ни от семинаров, ни от того, что я стояла с флагом «Надоел». Вообще непонятно, что сейчас со словом «Надоел» — если кто-то выходит на улицу с этим словом на майке или сумке — он автоматически станет членом британской организации? Я никогда не состояла ни в одной иностранной организации. Я являюсь членом российского движения, это совершенно разные юридические понятия и организации», — подчеркнула Шевченко.

Шевченко рассказала, что в изъятой у нее в квартире футболке «Надоел» она один раз участвовала в акции, а затем носила ее дома. Автомобильная наклейка с аналогичной надписью находилась у нее на автомобиле, и не вызывала претензий силовиков, уточнила она. Изъятая настольная игра «Вместо Путина», где можно моделировать политические ситуации, была «выиграна ею на презентации».

Фразу из домашнего разговора «какое платье надеть на ужин с Ходорковским?», полученную в результате скрытой съемки в квартире Шевченко, она назвала шуточной. Подсудимая пояснила, что этот вопрос был задан в общении с матерью, и на ужине перед конференцией в Праге она с Михаилом Ходорковским не общалась. Факт установки камеры в ее спальне она назвала «безусловно незаконным».

Читать так же:  Суд разрешил волгоградским Свидетелям Иеговы* выходить из дома

По мнению Шевченко, следствие не смогло установить никакой связи признанной нежелательной британской организации Open Russia Civic Movement* с движением «Открытая Россия»*, которое создавалось гражданами России. «В тридцати томах нет никаких весомых доказательств — даже уставных документов на английском языке нет. Естественно, я не признаю вину и отрицаю участие в британской организации», — завершила выступление подсудимая.

Судебные прения по делу назначены на 14.30 мск 4 февраля.

Шевченко посетовала на неудобства домашнего ареста

Условия домашнего ареста даже с учетом ряда смягчений доставляют множество неудобств, посетовала Анастасия Шевченко. «Работа под домашним арестом у меня очень плохо получается: надо где-то учеников искать, хорошо бы заходить в [образовательные] учреждения, но мне нельзя. Либо [можно] устроиться в организацию, ассоциацию, где можно преподавать онлайн, но для этого также необходимо пройти личное собеседование. Что касается детей, мне с ними по-прежнему в больницу ходить нельзя, так почему-то решило ФСИН. Получается, что я хожу только в школу […] все остальное сводится к воспитанию дома», — рассказала она корреспонденту «Кавказского узла».

Мария Баронова во время судебного заседания 15 января давала показания как свидетель защиты, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Шевченко Сергей Ковалевич. По его словам, Баронова в своих показаниях подтвердила, что слоган акции «Надоел», в участии в которой обвиняют Шевченко, был просто политическим слоганом, призванным привлечь внимание СМИ. «Именно так, это и был стандартный пиар-ход», — заключил адвокат.

Активистка и журналистка Мария Баронова ранее была известна своими оппозиционными взглядами. В 2012 году она стала фигурантом дела о беспорядках и сопротивлении полиции на Болотной площади в Москве в мае. Ее дело прекратили в 2013 году в связи с 20-летием Конституции, сообщил 28 февраля 2019 года РБК. 

С 2014 года Баронова возглавляла программу материальной поддержки семей политзаключенных, которая позже стала правозащитным проектом движения «Открытой России»*. В 2016 году ее избрали в совет «Открытой России»*, а в январе 2017 года она возглавила московское отделение организации.

В июне 2016 года Баронова объявила об уходе из-за конфликтов внутри движения. Координатор движения заявила, что в ее адрес звучат упрёки в том, что она «не устраивает либеральную оппозицию», в «репутационном вреде» организации ее обвинял также Ходорковский, сообщила «Новая газета». В феврале 2018 года она перешла на работу в гостелеканал RT, где в должности шеф-редактора занялась благотворительным проектом «Дальше действовать будем мы».

* Деятельность двух зарегистрированных в Великобритании организаций, содержащих в своем названии слова «Открытая Россия», признана Генпрокуратурой России нежелательной на территории страны

** Организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, по решению Министерства юстиции РФ

Автор: Константин Волгин, Семен Чарный;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий