Дело сына Мамеда Ибрагима показало практику преследования родственников активистов в Азербайджане

Новости региона

Осужденный за распространение коронавируса Мехти Ибрагимов, сын члена президиума партии Народного фронта Азербайджана Мамеда Ибрагима, подвергся преследованию в связи с политической деятельностью отца, заявили опрошенные «Кавказским узлом» правозащитники. Практика, когда из-за политических взглядов активистов страдают их родные или дети, является распространенной в Азербайджане, указали они.

Как писал «Кавказский узел», Мехти Ибрагимов 22 июля 2020 года был арестован по обвинению в распространении коронавируса после акции протеста в Баку. Его отец назвал обвинение надуманным, защита подала жалобу на арест.  Ибрагимов объявил голодовку с требованием освободить его, 19 августа 2020 года суд согласился перевести его под домашний арест. 10 февраля Ибрагимов получил  год и три месяца лишения свободы условно по обвинению в распространении коронавируса. Отец осужденного связал дело со своей политической деятельностью.

 Несанкционированное шествие в ночь на 15 июля 2020 года в Баку завершилось стычками активистов с полицией. Были арестованы 28 активистов партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА). К 1 августа их число возросло до 48. В качестве обвиняемых по нескольким уголовным статьям были привлечены 37 человек, в том числе 16 членов партии, среди которых оказался член президиума партии Мамед Ибрагим. Оппозиционеры отказались признать себя виновными. 31 человек из привлеченных к ответственности по обвинению в нарушении общественного порядка был освобожден и переведен под домашний арест, сообщил 20 января Союз «За свободу политзаключенных Азербайджана».

Адвокат Мехти Ибрагимова Агиль Лаидж сказал корреспонденту «Кавказского узла», что готовит апелляционную жалобу на приговор Мехти Ибрагимова. «Закон отводит на подачу апелляционной жалобы 20 дней со дня оглашения приговора. Я уже начал готовить жалобу и представлю ее на следующей неделе. Пока приговор нам руки не выдали. После выдачи приговора можно будет представить также дополнение к апелляционной жалобе. Мы будем настаивать на оправдательном вердикте. Мехти не совершал вменяемое преступление. Следствие велось с грубыми нарушениями процессуальных норм. Человека почти неделю содержали под стражей без решения суда, в то время как закон позволяет изолировать подозреваемого не более чем на 48 часов», – сказал адвокат.

Читать так же:  Жители двух армянских сел лишились домов и пастбищ из-за демаркации границы

В 2020 году в связи с нарушением особого карантинного режима и созданием реальной угрозы распространения коронавирусной инфекции были задержаны 689 активных больных COVID-19, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» сотрудник МВД Азербайджана.

В отношении 674 из них начались расследования, 46 уже привлечены к уголовной ответственности, их дела направлены в суд, в отношении остальных предварительное расследование продолжается, сказал он.

Комментариями от представителей МВД Азербайджана относительно дела Мехти Ибрагимова «Кавказский узел» пока не располагает.

Правозащитники сообщили о политической подоплеке преследования Ибрагимова 

Дело против Мехти Ибрагимова имело политический подтекст, считает глава Центра мониторинга выборов и обучения демократии (ЦМВОД) Анар Мамедли. «Отец Мехти Ибрагимова Мамед Ибрагим – один из видных деятелей оппозиционной партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА), бывший политзаключенный. Молодого человека задержали после акции в поддержку азербайджанской армии ночью 15 июля. Власти хотели преподнести акцию как попытку захвата власти со стороны ПНФА. Все последующие дни телеканалы вели кампанию в этом направлении. Задержанных вместе с Мехти молодых людей отпустили. А Мехти после выяснения персональных данных  […] оставили, через четыре дня предъявили обвинение и арестовали. Возможно, это было сделано с целью оказания в перспективе давления на самого Мамеда Ибрагима для получения признательных показаний в обмен на освобождение сына. В итоге спустя несколько дней арестовали и самого Мамеда Ибрагима, которого вообще не было на акции», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Дело против Мехти Ибрагимова «шито белыми нитками», сказал Мамедли. «Силовики […] освободили в августе (2020 года) Мехти Ибрагима из-под стражи. Я полагал, что с учетом того, что Мехти, в отличие от отца, не оппозиционер, и даже является членом правящей партии, дело вообще закроют. Видимо, чтобы «сохранить лицо», полиция решила довести следствие до конца и добиться обвинительного приговора, хоть и с условным наказанием. Ведь его оправдание означало бы признание полицией своей ошибки», – считает он.

По словам Мамедли, в Азербайджане граждане не впервые страдают из-за политических взглядов своих родственников. «У нас даже в списках политзаключенных была категория «политические заложники» – родственники критиков власти. Как правило, это были случаи, когда до самих критиков не могли добраться ввиду их проживания за рубежом», – рассказал он.

Читать так же:  Экологи и сочинцы обеспокоены вырубкой краснокнижных деревьев

Мамедли напомнил, что так были арестованы и осуждены племянник и двоюродный брат оппозиционного журналиста Ганимата Захида, братья журналистки Гюнель Мовлуд, шурин основателя Meydan.Tv Эмина Милли Назим Агабеков, брат главы пресс-службы ПНФА Натига Гюльахмедоглу (Адилова) – Мурад Адилов.

По его словам, все еще в тюрьме находится шурин оппозиционного журналиста Тюркеля Азертюрка Эмин Сагиев. «Были случаи, когда власти, не арестовывая оппозиционных лидеров, для оказания давления на них преследовали их близких родственников. Так, по уголовному делу о ДТП была привлечена к уголовной ответственности дочь оппозиционного политика, главы Национального совета демократических сил Джамиля Гасанли – Гюнель Гасанли, шурин лидера ПНФА Али Керимли Эльнур Сеидов был признан виновным в совершении незаконной денежной операции», – сказал Мамедли.

Координатор союза «За свободу политзаключенных Азербайджана» Эльшан Гасанов также усмотрел в деле Мехти Ибрагимова политическую окраску. «Во-первых, человека задержали по подозрению в нарушении карантинного режима, но содержали почти неделю в полицейском отделении в одной комнате вместе с пятью-шестью лицами. Люди даже не имели возможности нормально спать. С другой стороны, всех задерживаемых по подозрению в создании рисков распространения коронавирусной инфекции на период расследования оставляют на свободе и дают сначала вылечиться, а потом подвергают расследованию. Да и вообще, многие из этих дел не доходят до судов. Нам известно, пожалуй, два случая досудебного ареста обвиняемых в распространении коронавирусной инфекции – Мехти Ибрагимова – сына Мамеда Ибрагима и активиста ПНФА Мухаммеда Иманлы. Мы обоих признали политзаключенным. Правда, Мехти исключили потом из списка, потому что его освободили из-под стражи, а Иманлы получил реальный срок – год лишения свободы», – сказал Гасанов корреспонденту «Кавказского узла».

Апелляционный суд в Баку отказал в переводе под домашний арест активиста партии Народного фронта Азербайджана Мухаммеда Иманлы. Оппозиционер безосновательно обвинен в распространении коронавируса, указал его адвокат.

Читать так же:  Шесть жителей Карачаево-Черкесии оштрафованы за экстремистскую литературу

Член партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА) Мухаммед Иманлы, задержанный 16 июля 2020 года, был привлечен по статье о нарушении противоэпидемического, санитарно-гигиенического и карантинного режима. Подготовительное судебное заседание по делу Иманлы состоялось 19 октября 2020 года в Сабунчинском районном суде Баку. Судья отклонил ходатайство защиты о прекращении уголовного преследования, 1 декабря 2020 года суд приговорил Иманлы к году лишения свободы.

Он также указал на практику преследования граждан из-за политических взглядов их родственников. «Эти люди становятся заложниками журналистской или политической деятельности своих родственников. Самый вопиющий случай, пожалуй, с Эмином Сагиевым. Этот человек пострадал из-за оппозиционной журналистской деятельности своего шурина Тюркеля Азертюрка. Они толком и не были знакомы, пару раз виделись на семейных торжествах. Сагиев – далекий от политики человек, он работал в охранной фирме. Его арестовали за наркотики и дали семь лет лишения свободы. Хотя он верующий человек и даже сигарет не курит. Вот уже четыре года он в тюрьме. Арестом Сагиева власти хотели заставить замолчать Тюркеля Азертюрка», – считает Гасанов.

Еще одним примером такого рода преследований он назвал историю с сыном активиста Огтая Гюльалыева. «На подростка напали в школе, а потом его же обвинили в хулиганстве. Это был как раз период, когда его отец был пресс-секретарем оппозиционного кандидата на президентских выборах Джамиля Гасанли. В итоге мальчика, который и так перенес стресс, приговорили к исправительным работам», – сказал Гасанов.

Случаи преследования активистов в регионах юга России и Кавказа освещаются на странице «Кавказского узла» «Преследование активистов». Также на «Кавказском узле» содержится справка «Преследование правозащитников и гражданских активистов в Азербайджане».

Новости о распространении коронавируса на юге России и в странах Южного Кавказа «Кавказский узел» публикует на тематической странице «Коронавирус рвется на Кавказ».

Автор: Фаик Меджид;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий