ЕСПЧ в рекордные сроки ответил на жалобу в связи с похищением Тепсуркаева

Новости региона

Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу, поданную правозащитниками в интересах похищенного в Геленджике уроженца Чечни Салмана Тепсуркаева. Коммуникация жалобы стала рекордно быстрой, отметили в «Комитете против пыток».

Как сообщал «Кавказский узел», 15 октября управление Следкома по Чечне отказалось возбуждать дело о похищении модератора чата Telegram-канала 1Adat Салмана Тепсуркаева, заявив об отсутствии самого преступления. Уведомление об этом правозащитники получили только через две недели. При этом следственная проверка была основанием, по которому ЕСПЧ не стал требовать от российских властей особых мер по обеспечению безопасности Тепсуркаева. 13 ноября чеченские следователи начали новую проверку заявления о похищении Тепсуркаева, однако правозащитники сочли ее запоздалой.

В сентябре широкий резонанс в Чечне и за ее пределами вызвало видео, на котором обнаженный Салман Тепсуркаев садится на бутылку, поясняя, что делает это в наказание за сотрудничество с критикующим чеченские власти Telegram-каналом 1Аdat. На связь с родными Тепсуркаев больше не выходил. «Комитет против пыток» обнародовал видео, где некие люди уводят Тепсуркаева из гостиницы в Геленджике, но полиция города отказалась проводить расследование. Впоследствии правозащитники добились реакции следствия на заявления родственников, которые считают Тепсуркаева похищенным — была опрошена его супруга. По мнению опрошенных «Кавказским узлом» правозащитников, родные получат шанс увидеть Тепсуркаева в случае объявления его фигурантом какого-то уголовного дела.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) опубликовал 17 ноября на своем сайте информацию о коммуникации жалобы по Салману Тепсуркаеву, сообщила корреспонденту «Кавказского узла» руководитель отдела международно-правовой защиты «Комитета против пыток» Ольга Садовская.

По ее словам, ранее ЕСПЧ отказал в применении «Правила 39» по делу Тепсуркаева. Правозащитники попросили суд применить это правило и потребовать от Российской Федерации обеспечительных мер по установлению местонахождения Тепсуркаева, а также гарантии его освобождения и безопасности, но ЕСПЧ отказал. 

«Нам письмо об отказе в применении «Правила 39» пришло на почту в виде поврежденного файла, и открыть его мы не смогли. Поэтому с самим документом мы смогли ознакомиться только через несколько дней. Но там на самом деле ничего не объясняется. Просто суд принял решение не применять «Правило 39″. При этом через пару дней после этого отказа ЕСПЧ это дело коммуницировал», — рассказала Садовская. 

По просьбе одной из сторон дела или любого другого заинтересованного лица либо по собственной инициативе Палата или в случае необходимости председатель секции, или дежурный судья, назначенный на основании пункта 4 настоящего Правила, могут указать сторонам на любые предварительные меры, которые они сочтут необходимыми в интересах сторон или надлежащего проведения судебного разбирательства, говорится в пункте 1 Правила 39 Регламента ЕСПЧ.

По словам Садовской, жалоба была коммуницирована спустя полтора месяца после подачи. «Это очень быстро, я таких сроков не видела раньше. Коммуницировали еще в начале ноября, но ЕСПЧ может не сразу вывешивать информацию о коммуникации. На сайте суда эта информация появилась только сегодня (17 ноября)», — сказала она.

Читать так же:  Суд встал на сторону махачкалинских активистов в споре с МВД

По словам Садовской, для применения «Правила 39» у суда было много информации. «Мы предоставили Европейскому суду слишком много доказательств того, что конкретные лица, личности которых установлены и которые имеют отношение к [силовым структурам Чечни], причастны к похищению Салмана. Есть их фотографии, машины, есть видеозаписи. И получается, что суд уже не может принять процессуальное решение в рамках «Правила 39». У него уже слишком много информации, и получится, что он принимает решение по существу жалобы, не дав российскому государству ответить на вопросы. Поэтому эта жалоба была так быстро коммуницирована. А по «Правилу 39″ суд бы уже не мог принять решение, потому что оно было бы уже не процессуальное», — разъяснила она.

Садовская отметила, что ЕСПЧ обратился к Российской Федерации с вопросами: «Причастны ли государственные органы к похищению Салмана, пытали ли его и прочее». Правительство должно ответить до 12 декабря. А мы будем ждать ответа правительства и пытаться добиться чего-то на национальном уровне», — сказала она.

Власти России, отвечая на вопросы ЕСПЧ, назвали силовиков непричастными к исчезновению Салмана Тепсуркаева. Сотрудники «Комитета против пыток» и активисты 1Аdat сочли неубедительным это заявление, указав, что опознали причастных к исчезновению Тепсуркаева силовиков. Сотрудник гостиницы в Геленджике на условиях анонимности ранее сообщил «Кавказскому узлу», что один из людей, пришедших за Тепсуркаевым, показал на ресепшн удостоверение сотрудника полиции.

Садовская уточнила, что правовые механизмы для того, чтобы получить данные об итогах следственной проверки после отказа Старопромысловского суда, не исчерпаны. «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела мы так и не получили, чтобы его обжаловать, а нам это очень надо. Но механизмы — нет, не исчерпаны. Во-первых, можно обратиться с письменным запросом в сам следственный орган. Во-вторых, если Старопромысловский суд отказал, есть еще апелляция, мы можем обжаловать это в апелляции. И решение может быть другое», — сказала она. 

«Решение Старопромысловского суда будет обжаловано в апелляции, ходатайство в Следственный комитет мы подали — об ознакомлении с «отказным» постановлением, но нам на него не ответили. Я точно не знаю срок рассмотрения ходатайства, но, возможно, он пока и не истек. По сути, оба процесса еще не закончены. Это не то, чтобы нам в результате этих процессов не удалось ничего получить. Мы пытаемся правовыми путями получить это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, потому что оно нужно нам, чтобы обжаловать и исчерпать национальные средства правовой защиты. Это требование для приемлемости жалобы в ЕСПЧ», — пояснила юрист. 

Читать так же:  От кислорода до лекарств пока все есть: врач из Санкт-Петербурга рассказал о ситуации в «красной зоне» в Цхинвале

По мнению Садовской, возобновление проверки может быть связано с тем, что к делу привлечено внимание ЕСПЧ, и чеченские следственные органы создают видимость расследования. С коллегой, однако, не согласен помощник руководителя «Комитета против пыток» Олег Хабибрахманов

«Это (возобновление проверки) может быть реакцией на коммуникацию, да. А может быть, они и сами так решили, например, для того, чтобы мы не могли ознакомиться с материалами. Потому что пока проверка активна, нам на законных основаниях не дадут ознакомиться. Надо, чтобы проверка была закончена. Мы идем туда, чтобы ознакомиться с материалами, а они хоп — и отменяют постановление. И снова проверка активна, и снова мы не можем с материалами ознакомиться. Я склоняюсь именно к этой версии. Потому что на ЕСПЧ следствию — российскому, а особенно чеченскому — давно уже плевать. Я думаю, что постановления отменяют не потому, что ЕСПЧ, и не потому, что они хотят что-то дополнительно проверить, а именно для того, чтобы не дать нам материалы. Чтобы мы не могли огласить и сообщить, в частности, вам о том, что проверка фактически не проводилась», — сказал Хабибрахманов. 

Он также скептически оценил возможности судебного разбирательства по вопросу о том, почему не выдается копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. «Конечно, есть и вышестоящие инстанции. После Старопромысловского суда есть апелляционная инстанция, кассационная, надзорная — по судебной ветке можно идти очень далеко. Вопрос в том, отменят ли они решение Старопромысловского суда или нет. Правовые механизмы, конечно, есть. Начнем с того, что закон обязывает следователя эти материалы представить — вот вам правовой механизм. Другое дело, что речь о Чечне. В Чечне суд — это не суд, а орган, который составляет какие-то бумаги, которые нужны следствию. Рассчитывать на какое-то справедливое судебное разбирательство в Чечне, конечно же, не приходится. То есть правовые механизмы есть, а что касается шансов их применения, то они, на мой взгляд, достаточно низкие», — отметил Хабибрахманов.

«Если бы у нас суды принимали решения исключительно по закону, я бы вам сказал, что мы в кассации (в кассационном суде в Пятигорске, — прим. «Кавказского узла») обязательно решение чеченского суда отменим. Но у нас суды работают не по закону, а по каким-то своим интересам, сигналам, договоренностям. Они не из закона исходят. Поэтому прогнозировать ничего невозможно. Пытаться мы будем в любом случае. Дойдем до апелляционной инстанции. И если мы ее не выиграем — а мы ее не выиграем в Чечне — то это будет еще одним основанием для обращения в ЕСПЧ о нарушении права на эффективное расследование», — добавил Хабибрахманов.

Читать так же:  Трое жителей Алагира предстанут перед судом по факту мошенничества при получении пенсии

«Отказное» постановление правозащитники намерены обжаловать, а чтобы его обоснованно обжаловать, его нужно получить, подчеркнул Хабибрахманов. «Чтобы обжаловать это решение, мы должны знать, на каком основании оно вынесено, и чем мотивировался следователь. Но нам важно не только постановление об отказе, нам нужны все материалы проверки. Нам их надо откопировать и изучить. А «отказное» постановление нам должны не просто дать по нашему запросу, его направляют автоматически. То есть как только следователь выносит такое постановление, он обязан по закону направить его заявителю», — отметил он.

Непредоставление копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела — это не единственное нарушение со стороны следствия в этом деле, отметила Ольга Садовская. «Это лишь одно из процессуальных нарушений в рамках 3-й статьи (Конвенции о правах человека). Мы их будем все собирать. Нарушения — то, что дело не возбудили; что проверку начали поздно; что вынесли отказ в возбуждении уголовного дела; что нас с ним не ознакомили; что нам не отвечают на ходатайства. Все эти нарушения будут копиться — и мы будем думать, как на них реагировать, когда подойдет наша очередь отвечать на меморандум правительства. Мы увидим, что правительство предоставило. У них есть срок ответа до 12 декабря по вопросам, которые сформулировал ЕСПЧ, и 100% правительство это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела приложит к своему меморандуму. То есть, если даже мы до 12 декабря сами не сможем его получить, мы его увидим в ответе властей, но это не нормально, когда мы, как представители потерпевшего, не видим «отказное» постановление, а получаем его через Европейский суд», — отметила она.

Садовская уточнила, что непредоставление «отказного» постановления и другое вышеперечисленное — это нарушение обязательства государства в рамках 3-й статьи Конвенции расследовать заявление о похищении и пытках. «3-я статья состоит из трех частей. Это негативные обязательства — не пытать. Это позитивные обязательства, чтобы под контролем государства третьи лица не пытали. И процессуальные обязательства — если все-таки пытали, провести расследование по этому вопросу. И все эти нарушения — это нарушения процессуального аспекта 3-й статьи (о запрете пыток)», — добавила она. 

Подробнее о Telegram-канале 1Adat и случившемся с Тепсуркаевым рассказывается в справке «Кавказского узла» «Пытки за ADAT: за что унизили критика Кадырова». Также на «Кавказском узле» опубликована биографическая справка о Салмане Тепсуркаеве. Материалы о нарушениях прав человека в Чечне, нападках Кадырова на оппозицию и его борьбе с инакомыслящими в республике «Кавказский узел» размещает на тематической странице «Инакомыслие в Чечне». 

Автор: Алена Садовская;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий