Пандемия скорректировала планы по переселению черкесов в Адыгею

Новости региона

В связи с закрытыми из-за пандемии коронавируса границами некоторые участники программы по переселению черкесских соотечественников на родину не смогли въехать в Россию, часть из них не может воспользоваться программой, поскольку власти Сирии, Турции и Иордании перестали оказывать помощь желающим вернуться на историческую родину, сообщил глава Комитета по делам национальностей, связям с соотечественниками и СМИ Адыгеи Аскер Шхалахов. Процедуру получения российского гражданства в 2020 году удалось ускорить, и многие репатрианты, которые годами не могли добиться его получения, стали гражданами России, заявил председатель «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт.

Как писал «Кавказский узел», за 2019 год в госпрограмме по переселению черкесских соотечественников на родину приняли участие всего шесть семей, сообщил глава Комитета Адыгеи по делам национальностей Аскер Шхалахов. В республике на основании вида на жительство проживает около 350 соотечественников, прибывших из Сирии, которые также нуждаются в лояльном отношении государства, заявил председатель «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт. 

Адыги (черкесы) — общее название единого народа в России и за рубежом, разделенного на кабардинцев, черкесов, адыгейцев. В России адыги проживают в Адыгее, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Краснодарском крае, Северной Осетии и на Ставрополье. Общая численность адыгов в России, согласно итогам переписи 2010 года, составляет 718 727 человек. При этом большинство адыгов проживают за пределами России, говорится в справке «Адыги», размещенной на «Кавказском узле».

Реализация государственной программы содействия добровольному переселению соотечественников началась во втором квартале 2019 года. В 2020 году свое желание участвовать в программе высказали 42 человека, восемь получили отказ, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» председатель Комитета по делам национальностей, связям с соотечественниками и СМИ Адыгеи Аскер Шхалахов.

«Отказывают потому, что квалификация низкая — к примеру, парикмахер или металлург. В Адыгее нет металлургии, парикмахеров много. Мы же принимаем по профессиональной квалификации или по заявленной вакансии. У нас в комиссии в том числе комитет по местному самоуправлению и центр занятости», — сказал он.

По словам Шхалахова, 34 заявления были приняты, с членами семей участников программы оказалось 109 человек, и все они получили свидетельства.

Из 109 участников большая часть приехала из Казахстана, есть также приехавшие из Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, Украины, этнические черкесы-адыги прибыли из Сирии, Турции, Иордании, рассказал Шхалахов.

Тринадцать участников программы (а в месте с членами семьи их оказалось 35 человек) въехали в Россию в 2020 году, сказал он. «Шесть из них прибыли из Сирии — это экономисты, врачи, специалисты по управлению бизнесом, по английской этимологии и инженер-строитель. Из Турции приехал один специалист по текстилю, из Иордании — два специалиста, один из которых — политолог, второй — специалист по управлению гостиничным комплексом. Так как в Адыгее активно развивается туризм, специалистов не хватает», — отметил председатель комитета.

«Мы на их национальность внимание не обращали, мы обращали внимание на их нужность республике. Мы даже не смотрели на образование участников — высшее или нет. Нам нужны электрики, энергетики, у нас есть большой редукторный завод, «Картонтара»», — пояснил он. 

Во время пандемии, когда от работы отстранили всех, кто старше 65 лет, выяснилось, что у нас нехватка и врачей, и среднего медперсонала, так как в сельской местности много пожилых врачей и фельдшеров, рассказал Шхалахов. «Вот такие специалисты нам нужны. Уже в этом году мы рассмотрели шесть кандидатур на участие в программе, а в понедельник [8 февраля] будем рассматривать еще двух участников. В основном кандидаты пока из Средней Азии, один из — Иордании», — сообщил он.

Читать так же:  Обзор прессы Кавказа 9 - 15 ноября

Власти Адыгеи в 2020 году неоднократно продлевали режим самоизоляции для жителей республики старше 65 лет в связи с распространением коронавируса.  Режим самоизоляции и период оформления листков нетрудоспособности работающим жителям Адыгеи в возрасте 65 лет и старше продлен до 21 февраля, сообщил 5 февраля ТАСС.

С информацией о динамике распространения вируса, в том числе в Адыгее, можно ознакомиться в обновляемой справке «Кавказского узла» «Коронавирус добрался до Кавказа«. Новости о распространении коронавируса на юге России и в странах Южного Кавказа отслеживаются «Кавказским узлом» на тематической странице «Коронавирус рвется на Кавказ«.

По его словам, участники программы имеют право въехать в Россию в течение пяти лет. Некоторые из них не смогли въехать в 2020 году в связи с пандемией, подчеркнул Шхалахов.

Он считает, что участников программы могло быть и больше, но страны этнического проживания адыгов-черкесов — Сирия, Турция и Иордания — перестали принимать заявления на местах, и теперь желающим переехать нужно обращаться в миграционную службу, что создаёт дополнительные трудности.

«По закону, миграционная служба должна получать от них справку, что они являются этническими россиянами […] но когда их предки переселялись, Кавказ не входил в Российскую империю, и поэтому им не давали справки о том, что они этнические черкесы», — сообщил Шхалахов. Он рассказал, что удалось договориться о том, что справки о происхождении желающим репатриироваться будет выдавать «Адыгэ Хасэ» в каждой стране исхода. Сначала получилось договорится, но потом страны справки выдавать прекратили, пояснил глава комитета.

««Адыгэ Хасэ» давала справку, что человек является членом организации, владеет черкесским языком. Справку нужно было перевести на русский язык и заверить у нотариуса. Но когда они пошли в административные органы за получением апостиля, им отказывали […] Сирия и Турция перестали выдавать такие справки, и в четвертом квартале 2020 года несколько человек [не смогли стать участниками программы]», — сказал Шхалахов.

Требование знания русского языка для желающих репатриироваться Шхалахов считает оправданным. Репатрианты должны знать русский язык хотя бы на бытовом уровне, сейчас изучение доступно в режиме онлайн, отметил он. «Без знания языка даже редкий специалист не получит разрешение на участие в программе», — рассказал председатель комитета.

Программа по переселению соотечественников в Адыгее продолжит работу в 2022-2024 годах, сообщил он.

День репатриантов учрежден в Адыгее 1 августа 1998 года. В этот день первый самолет с косовскими адыгами прибыли в республику и был основан аул Мафехабль, где поселились репатрианты.

Представители черкесских организаций указали на проблемы репатриантов в России

Черкесские организации приостановили свою деятельность, когда из-за пандемии закрылись государственные границы, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» председатель «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт.

Применительно к черкесам проблема с  затягиванием получения российского гражданства, в том числе через механизм государственной программы, успешно разрешена, отметил он. «На ранних этапах получившие гражданство России репатрианты выборочно призывались в Вооруженные силы России. В настоящее время и в этой сфере произошли радикальные перемены. В связи с массовым завершением получения гражданства России мы наблюдаем подготовку к массовому призыву черкесской молодежи из числа репатриантов 18-27 лет в вооруженные силы», — сообщил Сохт. По его мнению, этот верный и своевременный шаг поможет интеграции черкесской молодежи из среды репатриантов в российские общество.

Читать так же:  Российский контрактник найден мертвым в Армении

Черкесские репатрианты ранее пожаловались на волокиту чиновников при получении российского гражданства. В 2018 году правительство РФ утвердило программу по добровольному переселению соотечественников по Адыгее и Карачаево-Черкесии. В программу впервые была вписана черкесская диаспора зарубежья. В 2019 году такая же программа была утверждена по Кабардино-Балкарии. Программа по содействию добровольному переселению соотечественников не работает из-за волокиты чиновников, заявили в августе 2019 года опрошенные «Кавказским узлом» активисты.

Ожидать каких-либо перемен в направлении государственной программы переселения до завершения пандемии не приходится, сказал Сохт. «Для успешной реализации данного проекта требуется много факторов. В частности, политическая стабильность в стране, качественные условия для экономической деятельности, устойчивость национальной валюты […] Невозможно игнорировать нынешний кризис международных отношений, нарастающее санкционное давление, рост протестной активности в России», — отметил он.

Главное, что удалось решить проблемы черкесов, которые уже живут в России, считает Сохт.

Представитель общественной организации «Пырэт» в Кабардино-Балкарии Беслан Хагажей основной проблемой репатриантов назвал изучение русского языка, поскольку без него невозможно получить разрешение на временное проживание, вид на жительство и гражданство. Он отметил, что когда требований об обязательном знании русского языка не было, то соотечественники из Сирии, Иордании и Турции быстрее адаптировались, а с окружающими общались на черкесском языке.

«Вот этот языковой барьер – первое препятствие. Мы просили, чтобы на федеральном уровне и местном уровне обратили на это внимание. Кабардинский язык является государственным, и когда возвращаются наши соотечественники, достаточно знания одного из государственных языков республики. Но власть не хочет это слышать. Они не могут претендовать даже на вид на жительство, пока не сдадут экзамен по русскому языку. Даже молодежи, которая учится в университетах на подготовительных курсах, нужен год, чтобы выучить язык. А человеку в возрасте сложно учить и сдавать экзамены по языку и истории России», — считает Хагажей.

Второй серьезной проблемой для репатриантов является получение регистрации по месту проживания, отметил он. Арендаторы опасаются регистрировать соотечественников в своих квартирах, опасаясь, что они будут иметь право на имущество, рассказал Хагажей.

«Но нельзя в одном месте жить, в другом — быть зарегистрированным. На это обращают внимание контролирующие органы, и это является поводом для отказа в получении разрешения на временное проживание и вида на жительство. За это могут даже депортировать. Мы этот вопрос тоже поднимали, но нас не хотят слышать власти», — отметил он.

Читать так же:  Гагик Царукян освобожден под залог

Бытовые проблемы репатриантов помогают решать общественные организации: сирийским черкесам, которые приехали в Россию во время войны, были предоставлены участки и строительство домов, отметил он. В черкесских республиках их встретили радушно, помогают соседи: не только адыги, но и русские, и армяне, заключил Хагажей.

Переселенцам помогли с жильем в ауле Панахес

Нэфын Абиде рассказала корреспонденту «Кавказского узла», что приехала из Сирии с четырьмя детьми в 2012 году, а до этого жила под Дамасском в маленьком черкесском ауле. По словам Абиде, сначала она приехала в Нальчик, а потом переехала в Адыгею. «Поселились в ауле Панахес, построили маленький домик — государство выделило землю, помогли провести свет и газ. Когда я приехала в Россию, у меня в кармане было 240 долларов. «Адыгэ Хасэ» очень хорошо помогает всем нашим соотечественникам, которые переехали в Панахес», — отметила Абиде.

Черкесы-беженцы начали приезжать на историческую родину, в том числе в Кабардино-Балкарию, в 2012 году, когда в Сирии началась активная фаза войны. К концу 2018 года поток репатриантов сократился в связи с нормализацией ситуации в Сирии, при этом количество квот на переселение осталось прежним. Репатриантам среднего и старшего возраста сложно адаптироваться в России, выучить язык и найти работу, указали этнические черкесы, переехавшие в Адыгею из Сирии.

Она рассказала, что работает преподавателем арабского языка в мечети поселка Яблоновский и продавцом в магазине. «Все наши сирийцы работают, а дети учатся. Две мои дочки учатся в университете, сын закончил строительный колледж. Одна из дочерей победила в конкурсе черкесского кино в прошлом году. Старшая дочь замужем, живет в Нальчике, у меня внук есть. Все у нас хорошо», — сообщила Абиде.

Российское гражданство у нее есть с 1999 года — она получила его в российском посольстве. В России гражданство получали две младшие дочери, которые приехали из Сирии маленькими, сказала Абиде. По ее словам, почти у всех репатриантов из Сирии в ауле Панахес есть российское гражданство.

Шаов Мохамед Нур рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что переехал в Адыгею в 2015 году из Арабских Эмиратов, но его родиной является Сирия. По словам молодого человека, ему захотелось вернуться на родину предков, чтобы учится в университете, поэтому он приехал один и поселился в ауле Панахес. Сейчас Нур снимает квартиру, поскольку учится на четвертом курсе университета в Краснодаре. По его словам, главная сложность в России для него заключалась в изучении русского языка. «Я немного говорил по-черкески — дома меня учили этому языку, а русский не знал совсем. Учить русский язык очень сложно, я ходил на курсы специальные для репатриантов. Сейчас говорю хорошо и учусь на программиста. Планирую остаться работать в России», — рассказал Шаов Мохамед Нур. Он также сказал, что месяц назад (в январе) получил российский паспорт.

Материалы о положении черкесских репатриантов в регионах юга России собраны «Кавказским узлом» на специальной тематической странице «Черкесский вопрос».

Автор: Анна Грицевич;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий