Переселенцы Ирганая напомнили чиновникам об их обязанностях

Новости региона

Жители дагестанских сел, чьи дома и сады попали в зону затопления Ирганайского водохранилища, 12 лет не могут получить компенсации из-за отсутствия согласованности между республиканскими и федеральными властями, отметили юристы правозащитного центра «Мемориал», подавшие иск с требованием признать бездействие властей незаконным. Иск подписали 567 человек, но число истцов может вырасти, отметили правозащитники. Компенсации за потерю жилья все еще не получило около 1150 семей, а условия жизни после переселения стали значительно хуже, посетовали опрошенные «Кавказским узлом» местные жители.

Как писал «Кавказский узел», 25 июня 2020 года жители сел Унцукульского и Гергебильского районов Дагестана, пострадавшие от строительства Ирганайской ГЭС, обратились к главе республики Владимиру Васильеву с требованием выплаты 9,5 млрд рублей компенсации за ущерб. В ноябре 567 жителей сел подали иск о бездействии Министерства экономического развития РФ, правительства и Министерства энергетики Дагестана и потребовали обязать чиновников подготовить в кратчайшие сроки документы о выплате компенсаций, которых селяне лет ждут 12 лет.

Строительство Ирганайской ГЭС (филиал ОАО «Русгидро») началось в 80-х годах, а закончилось в 2008 году, и после ее введения в строй под воду ушли сады местных жителей с урожаем, дома, сельхозугодья. Жители сел, попавших в зону затопления, неоднократно проводили акции с требованием выплаты компенсаций. 

При наполнении водохранилища Ирганайской ГЭС дома и плодовые сады были изъяты почти у 10 тысяч жителей сел Унцукульского района и селения Кудутль Гергебильского района. Заполнение водохранилища завершилось в 2008 году, однако большая часть населения, чьи земли ушли под воду, до сих пор остается без компенсационных выплат. После многолетних обращений к властям и отсутствия с их стороны должной реакции 567 человек подписали исковое заявление о признании незаконным бездействия Министерства экономического развития России, правительства и Министерства энергетики Дагестана. Правовую поддержку им оказывают юристы правозащитного центра «Мемориал» Марина Агальцова и Тамилла Иманова. «Мемориал» назвал этот иск самым массовым административным иском в стране.

«Остальные пострадавшие могут также подключиться к судебному процессу в ходе разбирательств. Иск рассматривается по Кодексу административного судопроизводства, и поэтому у них есть возможность присоединиться в качестве истцов до момента вынесения решения по существу», — рассказала 21 ноября корреспонденту «Кавказского узла» Марина Агальцова.

В исковом заявлении пострадавшие просят обязать эти органы подготовить и направить бюджетную заявку со всеми надлежаще оформленными сопроводительными документами для получения компенсации за многолетние насаждения и дома, а также на восстановление насаждений.

Вопрос с компенсациями затянулся на десятилетие из-за отсутствия согласованности между федеральными и республиканскими органами власти, считает Агальцова. Конституционный суд, а равно и Верховный суд РФ исходят из того, что государственные органы должны действовать так, чтобы соблюдать принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства. Этот принцип означает необходимость всех органов государственной власти действовать согласованно, отметила юрист «Мемориала».

«Муниципальные власти свою часть отработали хорошо, к ним претензий нет. Они составили списки пострадавших и передали республике. Правительство Дагестана подало бюджетную заявку в тогда еще Министерство регионального развития России только спустя три года, в 2012 году. Но не приложило к ней определенные документы. Минрегионразвития запросило недостающие документы, а когда не получило их, то отклонило заявку. До 2016 года республиканские власти обращались в различные государственные и федеральные органы с просьбой помочь им оформить заявку, но на их призыв никто не откликнулся. И уже после 2016 года республика больше не предпринимала попыток», — поясняет Марина Агальцова. К тому же, добавила она, затягивание вопроса могло произойти из-за ликвидации в 2014 году министерства регионального развития, полномочия которого были распределены между другими министерствами.

Читать так же:  Два человека задержаны по делу о смерти председателя избиркома в Грузии

Как отметила юрист, для выплаты компенсации пострадавшим, необходимо оценить нанесенный ущерб. «В собственность тогда свои участки люди оформить не могли, и поэтому им компенсируется стоимость многолетних насаждений и упущенную выгоду. В списках около 10 тысяч человек. У каждого разные площади участков, и по каждому необходимо рассчитывать отдельно. Кроме того, необходимо также учесть стоимость дополнительных работ, которые необходимо провести на новых территориях. К примеру, укрепление дамбы у села Новый Ирганай — без этого населенному пункту грозит затопление. Вся эта совокупность работ требует серьезных вложений, чтобы правильно подготовить бюджетную заявку. Правительство Дагестана готово решать проблему, но они не знают, какие сейчас нужно предпринять шаги», — предположила юрист.

После официальных писем и запросов юристов летом этого года правительство Дагестана обратилось повторно после четырехлетнего перерыва в Минэкономразвития России с просьбой оказать содействие в оформлении заявки, но федеральное министерство так и не ответило на это, отмечает юрист.

В 2012 году по заказу правительства Дагестана, обошедшемуся республиканскому бюджету в 40 миллионов рублей, ОАО «Ленгидропроект» составило проектно-сметную документацию и рассчитало размер денежных ассигнований для помощи пострадавшим. По ценам на 1 января 2012 года размер компенсаций составлял 9,5 миллиарда рублей. Из них 1,9 миллиарда составила компенсация за изъятие индивидуальных жилых строений, столько же — на строительство объектов капитального строительства и 5,7 миллиарда — возмещение стоимости упущенной выгоды землепользователям, чьи земли затоплены водохранилищем.

Новый Ирганай находится в зоне риска затопления

Компенсации за потерю жилья все еще не получили около 1150 семей Унцукульского района, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» бывший глава села Ирганай Магомед Алигаджиев, возглавляющий инициативную группу сельчан, добивающихся завершения компенсационно-восстановительных работ.

По его словам, переселенцам на новом месте обещали построить 25 социальных и бытовых объектов, однако ни один из них еще не введен в строй. «Очистные сооружения должны были сдать еще до заполнения водохранилища, так как село находится у водохранилища. Этого требуют санитарные нормы. Но очистных нет до сих пор. То же самое и по другим объектам. Практически ничего из обещанного не построено», — говорит Алигаджиев.

Он также отметил, что без укрепительных работ у Нового Ирганая село находится в зоне риска затопления. «Село построено под защитными дамбами. Есть заключение «Ленгидропроекта», что если сейчас не сделать отвод воды, то дамба прорвется, и могут быть человеческие жертвы. Два года назад мы писали об этом в администрацию главы республики. Тогда срочно созвали совещание, но в итоге пришли к выводу, что никаких угроз нет. Но специалистов по гидротехническим сооружениям там не было. Были министр природы, ЧС. Они просто визуально осмотрели и уехали. Около 30 домов находится также под угрозой обрушения и в селе Майданском. Оно расположено у обрыва и подземные воды постепенно вымывают земли. Все эти укрепительные работы должны были сделаны еще до начала наполнения водохранилища», — отметил он.

Построенный в селе детский садик рассчитан на меньшее количество мест, чем предполагалось первоначально, также добавил он «Когда строили садик, население об этом поднимало вопрос, но тогда говорили, что возведут второй сад. Но все это осталось на словах. Когда он появится, мы не знаем», — отметил Алигаджиев.

Читать так же:  Из-за пандемии коронавируса Республиканская станция переливания крови испытывает нехватку доноров

Он также добавил, что из-за отсутствия пастбищ, сельчане не могут держать скот. «85 процентов всех сельхозугодий жителей Ирганая ушло под воду. Это даже не наши данные, а расчеты «Ленгидропроекта». По остальным селам под воду ушло поменьше земель. Практически все сады и самые лучшие пастбища ушли полностью под воду. Коров сейчас держать негде. Обещанных рабочих места тоже нет. Консервный завод в заброшенном состоянии. Ничего нет из объектов, строительство которых должно быть давно завершено. В бытность глав Рамазана Абдулатипова и Владимира Васильева эти вопросы даже не обсуждались, хотя мы обращались к ним с письмами, публиковали открытые обращения, передачи показывались по местному телевидению», — посетовал Алигаджиев.

Сейчас жители собирают подписи под новым обращением на имя президента страны, под ним уже расписались 4500 человек. «Надеемся, что позиция по отношению к людям поменяется хотя бы через 12 лет бездействия», — отметил он.

По его словам, около 200 человек за это время умерли, так и не дождавшись компенсаций. «Жители села Аракани не получили ни одного дома взамен затопленных. Женщина 1940 года рождения, у которой умер муж на нервной почве после затопления, вынуждена жить у родственников в другом селе […] На старости лет она осталась без денег, без жилья, без средств к существованию. И таких много. Это трагедия», — заключил Алигаджиев.

Жители посетовали на отток населения из сел

Работы в селении нет, и поэтому сейчас наблюдается отток населения, хотя раньше никто из села не выезжал, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» житель Ирганая Шамсудин Шамсудинов. У его семьи под воду ушли 60 соток садов, он живет в Новом Ирганае в доме, который построил собственными силами на 12 сотках земли.

«После развала Союза ирганайцы распределили земли совхоза поровну между собой в зависимости от состава семьи. Мой сад ушел под воду еще в 2005 году. После женитьбы я отремонтировал дом бабушки, и мы жили там, но после того, как нам сказали, что мы должны будем переселиться, то своими силами построил дом в Новом Ирганае. Расходы на него до сих пор не возмещены», — рассказал мужчина.

Ирганай веками славился садоводством, все население было занято выращиванием фруктов в своих садах, все жили за счет этого, рассказал он. «Проблемы у жителей начались с затопления садов. Взамен ушедших под воду земель новых не выдавалось. Это вызывало возмущение у людей. Но в 2010-х годах район объявляли зоной КТО, и поэтому людям не давали выразить свое недовольство», — отметил он. По его словам, в старом Ирганае проблем с водой не было, так как там было шесть-семь родников, откуда вода поступала к ним самотеком, а в Новом Ирганае воду подают на два часа через день.

После того, как водохранилище уже было заполнено, власти перестали проявлять интерес к проблемам жителей, отметил Шамсудинов. Он направил более ста обращений в разные органы, в том числе и Генеральную прокуратуру России, ходил на личный прием к чиновникам. «Федеральные ведомства переправляют обращения в республиканские, оттуда уже обратно сюда, на места. Местная власть отвечает, что вопросы не в их компетенции. И так по кругу. Все признают нашу правоту, соглашаются, что есть нарушения, но никто никаких действий не предпринимает, чтобы исправить несправедливость», — говорит он.

Читать так же:  Мэрия Назрани разъяснила историю появления улицы имени Юсупа Темирханова

Со своих садов, которые сейчас ушли под воду, сельчане получали доход круглый год, рассказала корреспонденту «Кавказского узла» жительницы Унцукульского района Нахи Курбанова.

«Кроме садов, у нас ничего не было. Да и времени заниматься другим не оставалось. У нас в саду были разные деревья: яблоня, орех, абрикос. В марте мы ездили продавать в Баку мелкую сушенную хурму, ее там называли «черным золотом». Хоть к садам и не было подъезда на машине, мы фрукты привозили на ишаках, продавали и жили нормально. Мои родители подняли шестерых детей, построили дома, дали приданное дочерям. А сейчас мы еле стоим на ногах — работать и жить негде. У нас ничего не осталось. А еще сами теперь покупаем гергебильские абрикосы, хотя и живем в горах. Село ушло полностью под воду. От него остались только фотографии и карты. Земли были очень плодородные, вот что жалко», — посетовала она.

Курбанова рассказала, что не получила компенсации ни за жилье, ни за утерянные сельхозугодья, и сейчас вынуждена жить на съемной квартире в поселке Шамилькала. Под воду у нее, сестер и братьев ушло около полутора гектара садов. «Нам предлагали компенсации — сущие копейки. Сначала 3800 за сотку земли, потом подняли до девяти тысяч. Это смешные деньги в отличие от того, что мы зарабатывали благодаря этим садам. Поэтому я отказалась от них. Недавно смотрела документальный фильм про Ирганайскую ГЭС, там говорилось про мощности станции, сколько от нее прибыли. И это все за счет того, чего лишились мы. Одни от наших бед получают хорошую прибыль, купаются в деньгах от электростанции, а мы страдаем», — отметила женщина.

Напомним, что возмещения ущерба от строительства Ирганайской ГЭС потребовали в 2008 году жители шести сел Дагестана — кроме Ирганая, в зону затопления попали села Унцукуль, Зирани, Майданское, Аракани Унцукульского района и село Кудутль Гергебильского района.

По словам юриста Тимура Газимагомедова, представлявшего интересы ирганайцев на нескольких процессах по поводу компенсаций за затопленные земли, судебные иски не гарантируют защиту прав жителей Ирганая и окрестных сел.

«Многие из них обратились в суд. Несколько исков в первых двух инстанциях были рассмотрены положительно, однако затем Верховный суд Дагестана эти решения отменил. Около 20 исков сейчас лежат в махачкалинских судах без движения. Более 10 дел дошли до конца, по ним были выданы исполнительные листы и выплачены компенсации, но затем судебные решения отменены в надзорном порядке, и теперь у истцов требуют вернуть выплаченные им деньги», — рассказывал Газимагомедов в 2014 году.

Садоводство было для жителей Унцукульского района Дагестана основным источником доходов. Строительство Ирганайской ГЭС и затопление более 400 га садов и жилых кварталов водами Ирганайского водохранилища нанесли садоводству и сложившемуся в районе укладу жизни серьезный удар: основную часть садов затопили, а оставшиеся сады поразили грибковые заболевания. Кроме того, в селах Гимры, Унцукуль, Ирганай, Балахани и Майданское возникла острая нехватка территории для строительства новых домов: молодым семьям негде построить себе отдельное жилье, говорится в статье социолога Дениса Соколова «Затопленный мир койсубулинцев: Электричество в обмен на абрикосы» (опубликована в сборнике «Общество как объект и субъект власти. Очерки политической антропологии Кавказа» СПб., 2012).

Автор: Расул Магомедов;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий