Правозащитники назвали непрочным новое примирение в карабахском конфликте

Новости региона

Российские миротворцы не могут считаться равноудаленными от сторон конфликта и участие международных структур в разрешении карабахского кризиса оправданно, но мировое сообщество ведет себя пассивно, считает правозащитница Светлана Ганнушкина. Для долгосрочного мира нужны гарантии сохранения армянского анклава в Нагорном Карабахе, но международное сообщество не будет добиваться от Баку уступок, уверен глава правления «Мемориала» Олег Орлов.

Как писал «Кавказский узел», в полночь с 9 на 10 ноября по московскому времени вступило в силу заявление России, Азербайджана и Армении о прекращении военных действий в Нагорном Карабахе. Роль миротворцев в конфликте возложена на российскую сторону. При этом российские правозащитники считают возможным реализацию достигнутых соглашений лишь при посредничестве миротворческой миссии ООН.

Армянская армия должна покинуть Карвачар (азербайджанское название — Кельбаджар) до 15 ноября. Местные жители массово уезжают в Армению. Машины и грузовики по дороге из Карвачара нагружены холодильниками, шкафами, также местные жители перегоняют овец и коров. Уезжая, некоторые местные жители сжигают свои дома.

Трехстороннее соглашение не учитывает интересы всех беженцев

Наблюдательные миссии и миротворческие силы ООН должны быть задействованы в карабахском процессе, это поможет стабилизировать усилия по достижению мира в регионе, уверена руководитель комитета «Гражданское содействие», правозащитница Светлана Ганнушкина.

«Не думаю, что только российские миротворцы — это лучший вариант. Должны быть смешанные миротворческие силы, тем более имея опыт, что наши миротворцы вставали на какую-то одну сторону конфликта. Речь не о предпочтениях сейчас, но мне кажется, должны быть разные миротворцы, это бы обеспечивало большую стабильность», — сказала корреспонденту «Кавказского узла» Ганнушкина.

Подписанное соглашение не затрагивает интересы большого числа перемещенных лиц, бежавших от последствий конфликта 30-летней давности, обратила внимание Ганнушкина, оценивая перспективы совместного проживания беженцев и перемещенных лиц в зоне конфликта.

«Если речь идет о возвращении беженцев, почему нет речи о беженцах из Баку? Эти люди до сих пор не получили решения по их проблеме в России, хотя получили российские паспорта. Это люди, которые изначально не жили в России — и они оказываются в очередях на жилье, в первую очередь, в Москве, больших городах, у них очередь за 300 [человек] и ощущение, что они вообще никогда ничего не получат, они состарились, уже не могут работать и не имеют денег, чтобы снимать помещения. Их проблемы не затрагивает никто. Речь об изгнанных армянах или о смешанных семьях. До сих пор есть страшно бедствующие семьи, и они во всем этом договоре не учитываются. Кроме того, есть беженцы-азербайджанцы из районов Армении, из пограничных районов, о них тоже не идет разговор. Речь только о карабахской зоне, но это неверно», — сказала Ганнушкина.

Читать так же:  Чрезвычайный режим объявлен в Ростовской области из-за пожаров

13 января 1990 года в Баку начался двухдневный погром армян, в ходе которого погибли, по разным данным, от 40 до 90 армян. Наибольшей интенсивности погромы достигли 13 и 14 января и продолжались до ввода 35-тысячного армейского корпуса 20 января, говорится в справке «Черный январь» в Баку (1990)», опубликованной в разделе «Справочник» на «Кавказском узле».

Невыгодные для Армении результаты осенней эскалации карабахского конфликта обусловлены несговорчивостью политических властей страны, считает правозащитница.

«Бесконечно замороженным конфликт быть не может. Ожидать, как это делала армянская сторона, что все привыкнут к тому, что Нагорный Карабах армянский и в конце-концов смирятся (было неверно), тем более что кроме Карабаха были заняты большие азербайджанские территории, где никто не жил. Трудно было представить, что это вот так остановится — и все. Азербайджан набирал силы, и похоже, что Нагорный Карабах и Армения не очень-то готовились обороняться в этом случае. Если б на меньшие уступки Армения и [де-факто власти в] Нагорном Карабахе пошли раньше и не под влиянием военной силы, можно было бы ожидать дальнейшего процесса смягчения. А сейчас это сделано под влиянием силы, и хотя они на это согласились, они в душе не смирились. Поэтому трудно себе представить такое эволюционное развитие примирения [для сосуществования]. Потому что произошедшее сейчас — не есть результат эволюции, это результат силового решения вопроса», — рассуждает Светлана Ганнушкина.

Роль и статус международных организаций снижается

Международные организации в последние годы не играют значимой роли в разрешении конфликтов и все чаще демонстрируют свою беспомощность, признает правозащитница.

«ООН, в конце-концов, должна взять на себя ответственность, иначе, зачем эта организация? Мы тоже пытались, хоть мы и не ООН, но с 1995 года там работали, и каких-то локальных договоренностей достигали. Наша группа вообще была первой, которую Азербайджан пустил во все свои тюрьмы, дав встретиться и со своими, и с пленниками Армении, со всеми мы могли встречаться. Но в последнее время, когда мы пытались разговаривать, было понятно, что разговор идет в разных плоскостях. С армянской стороны тоже не было понимания», — отмечает Ганнушкина.

Читать так же:  Центр подготовки по спортивной борьбе скоро откроется во Владикавказе

Азербайджанская и армянская стороны не могли самостоятельно достигнуть договоренностей по спорным ситуациям — это демонстрирует, в частности, дело граждан Азербайджана Шахбаза Гулиева и Дильгама Аскерова.

«Азербайджан хотел получить двух своих людей, Аскерова и Гулиева, которые были приговорены один пожизненно, второй — на 22 года. Представление о том, что произошло в деле Аскерова и Гулиева, и с азербайджанской стороны, и с армянской стороны абсолютно не соответствовало действительности. С одной стороны было преувеличение, с другой было так, как будто эти люди просто пошли на могилу предков. А там три трупа в деле, причем с разных сторон, в том числе был убит один человек с азербайджанской стороны. Когда Азербайджан предложил их вернуть в обмен на тех, кто содержался у них с армянской стороны, ответ был таков, что это преступники и убийцы, — что неверно, один из них не обвинялся в убийстве, ему такого обвинения не предъявлялось, об этом говорит приговор. Но Пашинян называет убийцами обоих — и они не могут менять убийц на своих простых граждан. Это что за разговор? Им нет дела до своих простых граждан, им их не жалко?» — объясняет Ганнушкина, описывая неконструктивный подход сторон.

Граждане Азербайджана Шахбаз Гулиев и Дильгам Аскеров в 2014 году судом Нагорного Карабаха были приговорены к 22 годам и пожизненному заключению соответственно за убийство подростка, кражу, незаконное пересечение границы Нагорного Карабаха, хранение оружия и шпионаж, а также убийство офицера армянской армии. 5 ноября стало известно, что их перевезли в Армению из тюрьмы в Шуше (армянское название — Шуши). Спустя три дня, 8 ноября, Азербайджан объявил о взятии Шуши.

Новый виток карабахского конфликта был ожидаемым, поскольку стороны стояли на своих позициях, продвижения к компромиссу не было, а ООН устранилась от разрешения проблемы, полагает правозащитница.

«Было понятно, что когда-нибудь это рванет. Сейчас со стороны ООН тоже не видно каких-то активных действий. Эта организация перестает быть активной на международной арене, она влачится за ситуацией, а не идет впереди. Если представители международных структур не способны делать ничего и смиряются с бесперспективностью своей деятельности, тогда людям надо менять профессию. Как вообще предполагалось исполнение резолюции ООН (в 1993 году Совет безопасности ООН принял четыре резолюции в поддержку территориальной целостности Азербайджана,  — прим. «Кавказского узла») технически, и кто собирался контролировать, исполняется она или нет? Ощущение, что кто-то в стороне выпускает распоряжения, не обеспеченные механизмом исполнения», — заключила она.

Читать так же:  Более 5,9 тыс заболевших коронавирусом выявлено в России за сутки

Олег Орлов: международное сообщество вновь забудет об этом регионе

Очередная война в зоне карабахского конфликта закончилась, но ситуация крайне неустойчива, поскольку международное сообщество устраняется от разрешения противоречий на Южном Кавказе и соглашается возложить ответственность за мир в регионе на Владимира Путина, констатирует глава правления Правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов.

В своей колонке на сайте «Мемориала» правозащитник вспоминает о предпосылках конфликта 30-летней давности. «Конфликт начинался с погромов. Тогда, тридцать лет назад, мы писали: «Как азербайджанская, так и армянская стороны несут свою долю ответственности за разрастание конфликта»… Нынешняя война, к счастью, не сопровождалась такими проявлениями межэтнической ненависти. Но это не означает, что ее уровень за прошедшие годы снизился… Уйдут миротворцы — моментально никакого армянского Нагорного Карабаха не будет», — пишет Орлов.

Возможным путем к долгосрочному миру он считает присоединение не контролируемой властями Азербайджана части Нагорного Карабаха к Армении с условием, что Азербайджан на это согласится.

«К сожалению, идеал недостижим. Азербайджан в обозримом будущем на это не пойдет. Зачем ему это? Что он получит взамен?.. Можно было бы признать Нагорный Карабах каким-то особым автономным образованием. Но за это Азербайджану тоже надо дать что-то весьма для него существенное. Алиев пока даже слышать об этом не хочет. Кто, кроме Армении, готов ставить на обсуждение этот вопрос? Международное сообщество сейчас опять забудет об этом регионе — всех устроит, что вся ответственность за мир здесь теперь лежит на Путине», — заключает Орлов.

По соглашению, текст которого опубликован на «Кавказском узле» в разделе «Нормативные акты», Азербайджан оставляет за собой территории Нагорного Карабаха, занятые в ходе военных действий, и возвращает территории пяти прилегающих к Карабаху районов — так называемый «Пояс безопасности». Какие территории достались Азербайджану после осенней войны, показано на подготовленной «Кавказским узлом» карте. Также на «Кавказском узле» опубликована карта размещения военных из России в Нагорном Карабахе. 

Подробнее об обострении конфликта говорится в справке «Кавказского узла» «Карабах: эскалация конфликта или новая война?». Кроме того, «Кавказский узел» собрал хронику боевых действий. Материалы о событиях в зоне карабахского конфликта «Кавказский узел» публикует на тематической странице «Карабах: худой мир или война?»

Автор: Магомед Туаев;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий