Родные ингушских активистов посетовали на сложности с поездками в суд

Новости региона

Добираться в Ессентуки, где рассматривается дело обвиненных в создании экстремистского сообщества ингушских активистов, сложно и дорого, а из-за небольшого помещения и карантина в связи с эпидемией коронавируса на них допускают ограниченное число посетителей, посетовали родственники подсудимых. Жители Ингушетии следят за процессом по соцсетям и независимым СМИ.

Как писал «Кавказский узел», Верховный суд России предписал рассматривать в Ставропольском крае дело семи лидеров протестов, которых, в отличие от рядовых участников митинга, обвиняют в создании экстремистского сообщества. Защита выступала против изменения подсудности дела. 19 ноября суд на полгода продлил срок содержания под стражей ингушским активистам Ахмеду Барахоеву, Мусе Мальсагову, Багаудину Хаутиеву, Бараху Чемурзиеву, Малсагу Ужахову, Исмаилу Нальгиеву и Зарифе Саутиевой. 1 декабря суд в Ессентуках отклонил ходатайство защиты о возвращении в прокуратуру дела ингушских активистов, рассказал адвокат Андрей Сабинин. Свидетели не явились на заседание, поэтому оно проходило в открытом режиме, отметил он.

В создании экстремистского сообщества обвинены член Ингушского комитета национального единства (ИКНЕ) и Совета тейпов ингушского народа Ахмед Барахоев, председатель ИКНЕ и сопредседатель Всемирного конгресса ингушского народа Муса Мальсагов, член ИКНЕ и общественной организации «Выбор Ингушетии» Исмаил Нальгиев, член ИКНЕ и бывший замдиректора Мемориального комплекса жертвам репрессий в Ингушетии Зарифа Саутиева, председатель Совета тейпов ингушского народа и член президиума Всемирного конгресса ингушского народа Малсаг Ужахов, член ИКНЕ и глава Совета молодежных организаций Ингушетии Багаудин Хаутиев, член ИКНЕ, председатель движения «Опора России» и член президиума Всемирного конгресса ингушского народа Барах Чемурзиев. 

Заседание по делу ингушских активистов состоялось в Ессентукском городском суде 2 декабря, оно продолжалось около пяти часов, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Аральбек Думанишев. По его словам, заседание было открытым, но пресса на нем не присутствовала.

В зал запустили только троих посетителей, сказал  Думанишев. «Желающих попасть на этот процесс было очень много, просто адвокаты попросили близких родственников, друзей не создавать ажиотажа и договариваться, кто конкретно будет заходить», — рассказал адвокат.

Думанишев пояснил, что такие ограничительные меры были введены в связи с пандемией. «Чтобы не было много народу, запускают людей поочередно, по трое. Во время перерыва в заседании люди меняются», — сказал он.

Адвокат пояснил, что «заседания будут закрытыми, когда будут допрашивать свидетелей обвинения и экспертов, которые давали заключения на стадии предварительного следствия».

«Сторона обвинения представляла свои доказательства — на данном этапе это оглашение материалов уголовного дела. Свидетелей не было. Те свидетели, которые, как я понимаю, болеют и не смогли прийти на заседание вчера (1 декабря), видимо, будут допрошены позднее. На следующее заседание приглашают этих же свидетелей. Также нам объявили, что снова будут оглашать письменные доказательства», — сообщил Думанишев.

Следующее заседание назначено на восьмое декабря, предполагается, что заседания будут проходить каждый вторник и среду, сказал он.

Адвокат также рассказал, что ходатайства о предоставлении свиданий с родными заявлялось по поводу всех подсудимых, и всем разрешили встречи. «Речь идет о краткосрочных свиданиях для близких родственников», — пояснил он.

Ахмед Барахоев пожаловался, что в его камере в следственном изоляторе холодно, рассказал Думанишев. «Мы заметили, что он кашляет, и уже не первое заседание. Мы стали спрашивать, узнавать, какая в помещениях в следственном изоляторе обстановка. Он ответил, что в камере, в которой он находится, батареи холодные», — сказал адвокат. По его словам, один из помощников защитников уехал во время заседания в следственный изолятор, встретился там с администрацией и обговорил все. «Там (в изоляторе) пообещали все эти недостатки устранить […] пообещали, что до завтра все эти нюансы будут исправлены», — рассказал он.

Читать так же:  Число погибших мирных жителей в Нагорном Карабахе возросло до 18

Ингушские активисты добились свиданий с родными

«Подавали ходатайство (на свидания), и им (подсудимым) одобрили, но мы пока не ходили», — рассказала корреспонденту «Кавказского узла» супруга Багаудина Хаутиева Марина. Она отметила, что раньше им свидания не разрешали.

Марина призналась, что ездить на заседания затруднительно. «Дорога дальняя, они (обвиняемые) потом переживают, доехали ли мы, всё ли нормально. Поэтому пока только отец (Багаудина) ездил», — сказала она.

Женщина подтвердила, что на заседания запускают по трое из-за того, что в зале  много людей. «Много подсудимых, плюс адвокаты, плюс сотрудники прокуратуры, суда […] В общей сложности получается 40 человек, поэтому только троих (посетителей) запускают в зал суда. Но те, кого не запускают, все равно стоят где-то снаружи. Потом, когда перерыв, люди меняются», — пояснила супруга подсудимого.

По словам Хаутиевой, в Назрани, где они живут, люди, «конечно, обсуждают» происходящий процесс. «Опубликовали информацию, что идет процесс, и все наблюдают, смотрят новости, пытаются узнать, беспокоятся. Постоянно спрашивают», — рассказала она.

Мать Исмаила Нальгиева Банати сообщила, что у нее свидание с сыном будет завтра (3 декабря). «Раньше нам свиданий не давали. Мы не то, что не виделись эти полтора года, он даже не звонил ни разу. На суды в Нальчик (по продлению меры пресечения. — Прим. «Кавказского узла») мы ездили несколько раз. Но там-то закрыто (заседания проходили в закрытом режиме. — Прим. «Кавказского узла») — то карантин, то что еще. Даже здесь, в Магасе […] никак не получалось увидеться», — рассказала она корреспонденту «Кавказского узла».

В силу политического характера дел ингушских активистов судебные заседания по ним очень часто закрывались, рассказала адвокат Фатима Урусова. «Мы обжаловали закрытость заседаний в апелляции, апелляция нас не поддержала и признала правым суд, который закрыл [заседание]», — сказала она. Урусова заявила, что защита подала на этот счет жалобы в Европейский суд по правам человека.

Родные Нальгиева тоже пока не приезжали на заседания. «На свидание я поеду, а на заседания у меня по состоянию здоровья не получится (ездить). Ребята поедут — брат родной, другие родственники. Это далеко и расходы (высокие), конечно, — на такси выходит 5000 рублей. Нам сказали, что […] всего двоих родственников запустят (в зал заседаний). То есть не для каждого (обвиняемого) по двое, а всего. Поэтому пока из наших никто не ездил. Но они собираются — суды-то будут еще и еще, по два раза в неделю. Мне очень тяжело из-за здоровья — долго ехать, долго сидеть или стоять», — сказала Нальгиева.

Читать так же:  ВТБ в первом квартале выдал рекордный объём ипотеки

Она рассказала, что очень скучает по сыну. «Мы с сыном близки, я с ним всем делилась всегда, мне его очень не хватает», — сказала Банати.

По словам Банати, в селе Сурхахи, где они живут, люди живо интересуются процессом. «Как только меня видят, сразу спрашивают и про Исмаила, и про всех. Говорят, что их несправедливо там содержат, об этом только и речь. И все желают им скорейшего возвращения, чтоб справедливость восторжествовала», — сказала она.

Мусе Мальсагову разрешили свидание с двумя братьями, но встречи еще не было — она запланирована на 3 декабря, рассказала корреспонденту «Кавказского узла» жена Мусы Мальсагова Фирдовс. Она сказала, что родные Мальсагова посещают заседания. «Зал суда небольшой, в связи с карантином нас запускают по несколько человек. Остальные ждут в коридоре либо на улице. Всем зайти не получается. Я на прошлой неделе была — у меня получилось зайти», — отметила супруга активиста.

На главной странице «Кавказского узла» шесть раз в сутки обновляется карта с данными о числе зараженных на юге России и в странах Южного Кавказа. Информация о динамике распространения вируса, в том числе в Ставропольском крае, размещена в обновляемой справке «Кавказского узла» «Коронавирус добрался до Кавказа».

Жители Ингушетии надеются на справедливое решение суда

Активисты рассказали, что у общественной группы «Неотложка» не было формального статуса, а о ее закрытии объявили, чтобы взять паузу и переформатировать работу движения из-за повышенного внимания силовиков.

Группа «Неотложка» была создана активистами из Ингушетии в июле 2019 года для помощи арестованным участникам мартовского митинга в Магасе. «Неотложка» свернула свою деятельность 14 февраля, после давления со стороны силовиков.

«После того, как мы разобрались, что нам дальше делать, мы продолжили работать […] Сборы идут, передачи (заключенным) отправляются, в соцсетях об этом пишется. Так же, как и раньше, весь народ оказывает помощь, средства переводятся, собираются среди тейпов», — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» активист Борис Кодзоев.

По его словам, в соцсетях процесс над ингушскими активистами, «конечно, обсуждается». «В Instagram, в Facebook. По сути, все наши страницы (страницы жителей Ингушетии), это страницы, которые мы ведем в поддержку наших братьев и сестры. По крайней мере, после событий 2018 года (акции протеста. — Прим. «Кавказского узла»). Так или иначе на всех страницах публикуются, репостятся какие-то материалы в их поддержку, слова какие-то (поддерживающие)», — рассказал Кодзоев.

Он сказал, что группа «Неотложка» также ведет свои страницы в Facebook и Instagram, есть паблики в поддержку Зарифы, для писем заключенным, есть издание «Фортанга» — «официальный рупор протеста».

Следят за процессом и в оффлайне, отметил активист. «Проблематично людям из республики ездить на эти заседания в Ессентуки. Поэтому там, на месте (в Ессентуках), группа поддержки незначительна. Но люди все равно приезжают — даже из отдаленных регионов, специально, чтобы быть на этом процессе», — добавил он.

«Родственники и волонтеры помогают заключенным активистам. Но мы не называем имен, дабы избежать проблем для них […] Работают страницы «Неотложки» в социальных сетях», — сказала корреспонденту «Кавказского узла» журналистка Изабелла Евлоева.

По ее словам, в соцсетях «внимательно следят» за судебным процессом в Ессентуках. «Это событие, которое стало номером один в повестке региона», — сказала Евлоева.

Читать так же:  Восемь авиарейсов задержаны из-за снегопада в Краснодаре

«Люди понимают, что активисты не виноваты […] что их незаконно удерживают под арестом. Это вызывает гнев и бурную реакцию в социальных сетях по отношению к действующей власти. Под каждой публикацией на «Фортанге» об очередном заседании набираются сотни лайков и комментариев», — рассказала она.

Евлоева напомнила, что общественные организации обращались к властям, в надзорные и контролирующие ведомства с просьбой освободить ингушских активистов.

28 ноября ингушские старейшины обратились к Владимиру Путину с просьбой освободить оппозиционных активистов.

«У меня надежды на эти письма нет. Но они показывают, что судебный процесс над активистами очень важен для ингушской общественности. В республике сейчас практически невозможна какая-либо существенная гражданская активность. При малейшем поводе силовики активизируются, забирают активистов, засыпают их предупреждениями и угрожают уголовными делами», — рассказала Евлоева.

То, что «свидетели обвинения игнорируют судебные заседания», говорит об «уверенности заинтересованных лиц со стороны обвинения в том, что суд примет нужное для них решение».

Евлоева полагает, что процесс над ингушскими узниками показательный. «Адвокаты не раз заявляли о том, что у следствия нет доказательств вины подсудимых, что дело сфальсифицировано […] Власть наказывает их таким образом за неповиновение и хочет преподать урок остальным», — считает она.

«Проект «Неотложка» […] — это народный проект, и он будет существовать до тех пор, пока за решеткой находится хоть один незаконно осужденный ингуш. Мы видим, как самые разные люди везут им (активистам) продукты в места их незаконного содержания под стражей. Помогают, кто чем может, даже домашние лепешки им пекут и передают», — сказала корреспонденту «Кавказского узла» активистка Анжела Матиева.

По ее словам, ингушские политзаключенные сейчас «самая обсуждаемая тема в республике». «Каждый день люди […] внимательно следят за публикациями», — отметила активистка. Сейчас для людей основным источником информации по делам активистов являются социальные сети и независимые СМИ, и «это очень важно для людей», сказала она. Пожилые люди, которые не пользуются соцсетями, узнают о происходящем из групп в WhatsApp, так как это приложение также является мощным средством распространения информации, рассказала Матиева.

«Нет такой ингушской семьи, в которой не говорили бы о начавшемся суде. На каждой свадьбе и даже похоронах, где бы люди ни встречались, самая важная тема — это судьба наших братьев и сестры Зарифы. Они делятся друг с другом новостями, и каждый в конце разговора выражает надежду на то, что справедливость все-таки восторжествует», — заключила она.

26 марта 2019 года жители Ингушетии без разрешения властей продлили акцию протеста в Магасе. Утром 27 марта произошли стычки протестующих с силовиками. С начала апреля того же года в республике прошли массовые аресты оппозиционеров. К концу сентября вступили в силу приговоры 25 из 44 обвиняемых в столкновениях с силовиками.

Информация о задержаниях активистов собрана в хронике «Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней», размещенной на «Кавказском узле». Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа «Кавказский узел» публикует на тематической странице «Преследование активистов».

Автор: Алена Садовская;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий