Сестра и дочь убитой признаны потерпевшими по делу прокурора Чельдиева

Новости региона

Убитая гражданская жена бывшего прокурора из Северной Осетии Игоря Чельдиева, многократно жаловалась на домашнее насилие подругам и родственникам, рассказала ее сестра Кристина Анохина. Проблема домашнего насилия усугубляется в семьях силовиков, которые чувствуют себя безнаказанными, считает соосновательница движения «Хотае» Агунда Бекоева.

Как сообщал «Кавказский узел», в феврале 2020 года следователи задержали в Северной Осетии бывшего прокурора Игоря Чельдиева. На участке возле дома его гражданской супруги было обнаружено тело женщины. Чельдиева арестовали по обвинению в убийстве женщины.

Чельдиев заявил, что его гражданская жена неудачно упала и ударилась головой, но эксперты сделали предварительное заключение, что ее смерть наступила от удара каминной кочергой, отмечал источник в силовых структурах. Позже сообщалось, что Чельдиев написал явку с повинной.

Потерпевшими по делу признаны сестра и дочь убитой гражданской жены Игоря Чельдиева. Статус потерпевших дает им право высказывать мнение о мере наказания, а также заявлять иски материального характера к подсудимому, если суд признает его виновным, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» адвокат потерпевшей Батраз Кульчиев.

Дело Чельдиева рассматривает Пригородный районный суд Северной Осетии. Заседания, которые были запланированы в январе, отложены, поскольку у подсудимого появился новый адвокат — он попросил время на ознакомление с материалами уголовного дела, объяснил Кульчиев. В связи с этим обстоятельством ближайшее заседание по делу было перенесено на 11 февраля.

Сестра убитой Кристина Анохина утверждает, что родственница много раз звонила ей, плакала и жаловалась на жизнь. «Я ей предлагала приехать ко мне в Ростов и жить здесь. Может, она боялась менять что-то в своей жизни. Однажды я приехала невзначай, у них был большой скандал. Она была вся побитая, были лужи крови. Подруги, с которыми она дружила, тоже говорили, что он на нее бросался с ружьем», — сказала Анохина корреспонденту «Кавказского узла».

Читать так же:  Сослан Кайтуков: Каждый житель республики в той или иной степени имеет отношение к празднованию Джеоргуыба

У потерпевшей пока не было возможности поговорить с подсудимым. По словам Кристины, она очень хочет присутствовать на судебных заседаниях.

По одному делу с Игорем Чельдиевым, обвиняемым в убийстве, проходят еще два человека — Кайтмазов и Утаров, которые обвиняются в укрывательстве преступления (статья 316 УК РФ), следует из карточки дела на сайте Пригородного районного суда Северной Осетии.

Дела о домашнем насилии, где обвиняемый является сотрудником силовых структур, следует выделять в отдельную категорию, считает соосновательница движения против домашнего насилия «Хотае» Агунда Бекоева

«Это действительно отдельная тема — с круговой порукой или проявлениями солидарности, которые играют с жертвой домашнего насилия злую шутку. Мужчина в таком случае запугивает ее: «У меня связи, я тебя уничтожу». И, как правило, эти угрозы бывают небезосновательными», — заявила активистка корреспонденту «Кавказского узла». 

Проект «Хотае» был создан осенью 2019 года после резонансного убийства Регины Гагиевой. Уже в первые дни организаторы отметили рост обращений от пострадавших и предложений о помощи. 19 января 2021 года прокурор затребовал 19 лет строгого режима для бывшего полицейского Вадима Техова, обвиняемого в убийстве Гагиевой. Организатор движения «Хотае» («Сестры») была номинирована в 2020 году на конкурс «Кавказского узла» «Герой Кавказа».

Примеров адекватной реакции правоохранительных органов на факты домашнего насилия мало — в том числе и по той причине, что большинство потерпевших в полицию не обращается. По данным Бекоевой, в полицию обращаются не более 5% жертв, а на этапе регистрации заявлений 7 из 10 пострадавших отзывают свои заявления.

«Так что даже если правоохранительные органы оказываются неравнодушными и готовы реагировать по закону, они сталкиваются с тем, что пострадавшие сами отзывают заявления», — отметила активистка.

Читать так же:  Прокуратура сообщила о крупном мошенничестве при ликвидации свалок под Волгоградом

По словам Бекоевой, на фоне резонансного дела об убийстве Регины Гагиевой отношение правоохранительных органов к проблеме домашнего насилия начало постепенно меняться.

«Во-первых, тема активно обсуждается в республике, а во-вторых под судом оказываются полицейские, чья халатность в расследовании дел в сфере домашнего насилия привела к громким убийствам. К примеру, убийство Регины Гагиевой — за ее бывшим мужем Вадимом Теховым элементарно недосмотрели полицейские, которые были обязаны это делать. Было бы хорошо, чтобы об этом говорили почаще. Такие разговоры держат правоохранительные органы в тонусе, когда они знают, что за свою халатность и отказы в помощи и они сами могут стать фигурантами уголовного дела», — заключила Агунда Бекоева.

Автор: Семен Чарный, Эмма Марзоева;
источник: корреспонденты «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий