Севриновский раскрыл особенности экзорцизма в Чечне и Дагестане

Новости региона

Исламские экзорцисты в Дагестане и Чечне изгоняют из местных жителей и приезжих джиннов и борются с колдунами, которые наводят порчу, сообщил журналист Владимир Севриновский, опубликовавший исследование о клиниках исламской медицины. Они работают при поддержке и финансировании местных властей, а жители зачастую предпочитают обращаться к целителям, игнорируя официальную медицину.

Как писал «Кавказский узел», летом 2019 года власти Чечни усилили преследование людей, оказывающих оккультные услуги. В частности, телекомпания «Грозный» регулярно публиковала сюжеты, в которых местные жители раскаивались в занятиях колдовством. В октябре 2019 года охота на колдунов в Чечне вылилась в преследование и их клиентов, а в феврале и марте 2020 года сыновья задержанных женщин покаялись в телеэфире в том, что не уследили за матерями. 19 декабря в эфире ЧГТРК «Грозный» показал телесюжет, в котором двое мужчин раскаялись в том, что обратились за помощью к колдунье в Дагестане. По версии авторов телесюжета, один из мужчин, Сайд-Ахмед Атаев, хотел вернуть жену, с которой разведен, а его знакомый, Халид Шансаев, планировал с помощью колдуньи укрепить брак с женой. 

В 2008 году по инициативе муфтията республики в Грозном открылся Центр исламской медицины, который, в частности, выдает сертификаты специалистам по лечебному кровопусканию. Минздрав Чечни в конце 2019 года ввел правила лицензирования народных целителей.

Журналист Владимир Севриновский опубликовал на сайте «Заповедник» 27 декабря исследование о клиниках исламской медицины. «Обряд исламского экзорцизма широко распространен в Дагестане и Чечне. Проводящие его целители известны далеко за пределами республик. Их поддерживают и финансируют местные власти. В диспансеры привозят больных, покрытых синяками после неудачных попыток изгнания злых духов, а медики жалуются, что официальную психиатрию местные жители рассматривают как последнюю инстанцию. Сами экзорцисты, в свою очередь, воюют с адептами черной магии», — говорится в анонсе статьи.

Севриновский начинает свой материал с описания обряда экзорцизма, который проводит Майрбек Юнусов. «Пациентка» экзорциста слушает в наушниках, «как кто-то кричит на арабском», и на вопрос, что она почувствовала, отвечает: «Не то, чтобы болит. Как-то… Словно поцарапало».

«Хорошо. У него гнездо бывает там. Когда он выходит, остается небольшая рана, нарушение слизистой», — отвечает мужчина. После этого он склоняется над лежащей на диване и накрытой простыней женщиной и произносит несколько аятов из Корана. Перейдя на русский, экзорцист призвал «джинна, находящегося в этом теле» «оставить запретное, ибо Аллах сделал запретным тело мусульманина, честь, имущество и кровь».

«Женщина содрогается всем телом. Бескровные губы шепчут по-арабски: «Боже, прости меня» — такова реакция женщины.

«Твое время в этом теле закончилось! […] Не губи себя. Мы хотим лишь помочь. Мы зла тебе не желаем. В нашей власти только донести до тебя истину. Выбор за тобой», — уговаривает джинна экзорцист.

По его словам, «джинн может определить человека по жиропотовым выделениям, по ДНК». «Если взять твои носки, сделать на них колдовство и дать джинну понюхать, он из миллиарда людей выберет именно тебя. Это гласит современная наука», — утверждает экзорцист и сравнивает изгнание джинна с «переговорами с террористом, захватившим заложника».

Читать так же:  Не менее 17 человек стали жертвами ракетного обстрела села в Азербайджане

Первая волна гонений на знахарей и экстрасенсов развернулась в Чечне в 2013 году. Тогда на фоне объявленной Рамзаном Кадыровым борьбы с колдунами были задержаны десятки людей, некоторые из них пропали без вести. Затем кампания пошла на спад. Новый виток гонений на колдунов в Чечне, начатый спустя шесть лет, востоковеды объяснили погоней властей за рейтингом на фоне поддержки этой кампании со стороны многих мусульман.

Журналист присутствует при беседе Майрбека Юнусова с жительницей другой страны, которая приехала в селение Верхатой, расположенное в горах неподалеку от Ведено, где экзорцист открыл частную клинику и принимает пять-шесть клиентов в день. Женщина рассказала, что после переезда в новую квартиру она стала себя хуже чувствовать, на что Юнусов отвечает, что «проблема именно в квартире, джинны часто занимают пустой дом, а потом конкурируют с жильцами».

Юнусов утверждает, что джинн общался с ним и предлагал новым жильцам квартиры уйти, так как джинны поселились в ней первыми. «В том доме много джиннов поселилось. И русскоязычные, и мусульманские. Кто «до свидания» говорит, кто «ас-саляму алейкум», — рассказал экзорцист.

На вопрос сына пациентки, бывают ли джинны разных религий, Юнусов отвечает, что «одни аяты читаешь мусульманским джиннам, другие — еврейским». «Морские, воздушные бывают. Зеленые, красные, черные, белые. Есть джинн амер — это домовой. Ночью будит, одеяло стаскивает, вещи прячет», — поделился с мужчиной Юнусов.

Он является частым гостем религиозных программ местного телевидения и 11 лет назад стоял у истоков Центра исламской медицины в Грозном. 

Юнусов поделился воспоминаниями о том, что 11 лет назад измученные войной люди толпами потянулись к бесплатным лекарям. «Много людей было с колдовством. Даже джинны жаловались: «Остановите тех, кто в подвале на свечки дует». Мы задумались, что же делать. Пока мы одного лечим, они на пятерых колдовство наводят», — вспоминает экзорцист.

Колдунами и ведьмами мусульмане, как отмечает автор статьи, называют людей, которые занимаются недозволительными эзотерическими практиками, например, приворотом, отворотом, причинением вреда или исцелением без помощи Бога. При этом Юнусов отметил, что клиенты зачастую не видят разницы между колдунами и экзорцистами.

Посетил Севриновский и дагестанское село Хазар, где целитель Иса-хаджи Мусаев ежедневно принимает более сотни больных. «Ко мне и христиане приходят, и иудеи. Думаю, даже безбожники лечатся», — рассказал Мусаев журналисту.

Женщин на приеме у экзорциста было больше, чем мужчин. «Экзорцист объясняет это тем, что они больше хлопочут по дому и чаще соприкасаются с джиннами. На Кавказе, как и в европейских средневековых обществах, считают, что женщины более уязвимы для сил зла: по оценке махачкалинского экзорциста, руководителя Центра изучения Корана Магомедхабиба Будунова, в два-три раза. Даже могилы им копают глубже, при этом часто ссылаясь на религию, хотя ни в Коране, ни в хадисах (преданиях о жизни Пророка) такого правила нет», — пишет Севриновский.

Читать так же:  Ограничения из-за коронавируса продлены в Калмыкии

Целитель и его помощник обходят комнату за комнатой, читая аяты. «Сидящие в полумраке фигуры поначалу безмолвны, однако минут через десять начинаются крики. Вскоре они сливаются в сплошной демонический вой, сквозь который прорываются проклятия и грязные ругательства. Вопят в основном женщины», — описывает обряд журналист.

При этом Мусаев уже после обряда заметил, что среди кричащих хватает симулянток — «им просто приятно безнаказанно материться на мужчину».

Сеансы в клинике бесплатны, но после обряда посетители идут в кабинет хиджамы, кроме того, здесь торгуют различными снадобьями «от тминного масла до воды из священного колодца Замзам».

Жители Чечни регулярно приносят публичные извинения, часть которых демонстрируется в эфире республиканской телекомпании «Грозный». Герои сюжетов, в частности, просят прощения за критику властей или госучреждений, за сообщения в мессенджерах и публикации в соцсетях, за употребление алкоголя и за неподобающее поведение. Люди приносят публичные извинения вынужденно, после давления и угроз, указала Международная кризисная группа в своем докладе «Чечня: внутреннее зарубежье», опубликованном на «Кавказском узле».

Чеченский экзорцист Юнусов рассказал журналисту, что «всех колдунов Чечни вычислили» примерно за полгода. После чего с ними серьезно поговорили. «Если колдовала женщина, мы приглашали мужа и говорили: «Поручаем ее тебе. Еще раз узнаем, что она занимается колдовством, ей административное наказание будет. И про вас публично объявим, что вы содействуете колдовству». Поэтому некоторые мужья своих жен немножко остановили. Многие после покаяния из республики вообще уехали», — рассказал он.

На вопрос Севриновского, какая административная ответственность за колдовство может быть, Мусаев ответил: «За шарлатанство, к примеру, или вымогательство».

В России практикуется уголовное преследование экстрасенсов и магов по обвинению в мошенничестве, но доказать мошеннический умысел в таких случаях бывает сложно, поэтому правоохранительные органы «не очень любят» подобные дела, сказал ранее «Кавказскому узлу» адвокат Абусупьян Гайтаев. «Тот, кого обвиняют в мошенничестве, может сказать, что он, допустим, обещал провести некий обряд, какую-то процедуру, за что и брал плату. Клиент добровольно согласился, но результат не был гарантирован договоренностями», — пояснил адвокат.

Журналист отметил, что охоту за колдунами ведут и в других республиках Северного Кавказа, например, в Ингушетии этим занимается группа молодежи, называющая себя «Антисихр». «Пойманных отвозят для устрашения в безлюдное место с мешком на голове, снимают с ними обличающие ролики для Инстаграма», — отметил Севриновский.

Еще одна клиентка рассказала Юнусову, что является супругой многоженца, но муж к ней редко приходит, а при встрече они постоянно ссорятся. «Целитель диагностирует колдовство-отворот и прописывает женщине ванну с измельченными листьями лотоса — одним из популярнейших средств в арсенале богословов-целителей», — рассказал журналист.

Целитель из Дагестана Мусаев рассказал журналисту, что экзорцист должен быть женатым. «Иначе какой-нибудь джинн, зная, что он свободен, может влюбиться. Однажды я читал одержимому проповедь. Тору, Библию, Коран. Часа полтора прошло. Тут джинн женского пола мне говорит: «Ну, ты и агитатор. Давай дружить. Знаешь, какая я красивая? Красное платье надену, на поле выйду, все на меня заглядываются. Представь: твое красноречие, моя красота. Вот бы мы делов натворили!» Я ответил, что вера не разрешает мне так дружить. Аккуратно, чтобы не оскорбить ее как женщину», — поделился воспоминаниями экзорцист.

Читать так же:  Северная Осетия поможет Южной Осетии бороться с COVID-19

По вечерам он обходит больных, но прикасаться имеет право только к мужчинам. «Дюжий экзорцист садится на кушетку рядом с больным и принимается за дело. Он с силой погружает пальцы куда-то вглубь живота, словно филиппинский хилер, бьет пациентов ладонью, а порой и дубинкой, вдувает пипеткой в нос травяной настой […] Больные верещат, подтягивают ноги к животу, хватаются за прутья кровати. Иса неумолим», — пишет автор.

Одна из пациенток Мусаева, жительница Ставрополя привезла на лечение сына, больного эпилепсией. «Там была целая семейка джиннов. Вытащили, конечно. Только самый главный еще бегает», — рассказала она журналисту. По ее словам, лечение помогает, так как раньше по шесть приступов было ежедневно, сейчас «два сильных, потом два слабых, а потом десять дней перерыв».

Мать утверждает, что сын практически выздоровел одно время, но потом, «видно, ему порчу обновили».

Мусаев мечтает, чтобы «государство взялось за это дело». «Наука смотрит на изгнание джиннов как на какую-то непонятную вещь. А для меня оно вполне научно. Психиатрические больницы переполнены одержимыми. И они не вылечиваются. Я знаю объяснение каждого недуга, воздействие джиннов на анатомию человека. Врачи же корни болезней не знают. А корень — это и есть порча, сглазы, джинны», — утверждает целитель.

В чеченское село Верхатой к целителю Майрбеку Юнусову привезли на скорой помощи девочку-подростка. «В прошлый раз я рекомендовал пролечить ее антидепрессантами в психоневрологической больнице. Сейчас она спокойная, адекватная. Они погасили у нее эмоции, но не вылечили. А я дал средство для очищения двора от колдовства. Квасцы, базилик, листья лотоса», — рассказал он.

Он поделился с журналистом историей из своей практики. По его словам, однажды джинн сказал ему, что и сам хотел выйти из женщины. «Мы жили в Москве. Посещали спортивные залы, занимались борьбой. Однажды с другом прогуливались по перрону Белорусского вокзала и встретили другого джинна Алхазура. Тот пригласил нас в Грозный. Говорил, там много денег, обещал подыскать нам хороших, богатых невест. Мы приехали, а нас тут же заточили в подвал и держали, пока мы не согласились выполнить их условия. Мне велели войти в эту женщину. Сказали: «Богатая, красивая». Но оказалось, что она штукатурщица», — поделился рассказом джинна Юнусов.

Экзорцист из Дагестана Иса Мусаев рассказал, что легче всего лечить жителей Южного Дагестана. «Наши колдуны, можно сказать, самозванцы. Они лишь прикидываются колдунами, чтобы бабки вышибать. Тяжелобольные приезжают в основном из Махачкалы и Хасавюрта. Туда перебрались колдуны, которых выгнали из Чечни. Они уехали, но адреса оставили. Теперь чеченцы приезжают к ним в Дагестан», — отметил он.

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий