Угроза разрушения древних башен встревожила активистов в Северной Осетии

Новости региона

Рядом с древними постройками в североосетинском селе Дагом возводят современные дома, что угрожает разрушением памятников старины, сообщил руководитель проекта «Родовые башни». Ученые сочли обоснованными опасения активистов. Отреагировать на ситуацию должны местные власти, пояснили в комитете по охране объектов культурного наследия республики.

Селение Дагом – одно из самых больших древних городищ в высокогорье Осетии. Село располагается в 68 километрах от Владикавказа, в восьми километрах от Транскама. Чтобы попасть туда, сначала нужно повернуть на Унал, а затем приготовиться к долгому подъему на высоту 1489 метров над уровнем моря. Иногда густой туман спадает, и понимаешь, что едешь над огромной пропастью, а глазу открывается панорама на скалы и все Алагирское ущелье. В самом Дагоме не видно ни одного живого человека, лишь стая собак и древние развалины, передал корреспондент «Кавказского узла», побывавший в селе.

Вид, открывающийся с дороги к селу Дагом. Фото Тамары Агкацевой для "Кавказского узла".Руководитель проекта «Родовые башни» Заурбек Цаллагов занимается восстановлением древних башен. С волонтерами своего проекта он восстановил уже четыре башни. «Дагом был известен как верховный суд средневековой Алании. Жители всей Алании приносили туда на суд все самые важные и кровные вопросы. Сохранилась такая поговорка до наших дней – «если вопрос не решится в дагомском суде, он не решится и на том свете». Эта поговорка ясно говорит о том, насколько важен был этот совещательный орган в те времена. Там же сохранилась и Собачья скала – это место, откуда сбрасывали приговоренных к смертной казни. Там же и святые места, и склепы, куда во время чумы уходили доживать свои дни прокаженные, чтобы не заразить своих родственников. Это история не только прямых выходцев из этого села, но и для каждого представителя Осетии это часть его истории», – рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Заурбек Цаллагов.

По его словам, активисты «Родовых башен» забили тревогу, когда дачники решили начать в Дагоме застройку. Поднявшись к башням, можно заметить, что застройка уже идет, с древней стеной соседствуют бетонные блоки.

Бетонная кладка около древней башни в селе Дагом. Фото Тамары Агкацевой для "Кавказского узла".«Это не местные жители строят, это те, кто из городов приехал построить себе домик в горах. Они даже не покупали эту землю, они просто приехали с тем, что вот это наша фамилия, это башня нашей фамилии, это наша земля по фамильной принадлежности. Я с ними пробовал разговаривать, разговор не строится, они все сводят к тому, что у них есть все разрешения – на Кавказе на самом деле разрешения старейшин фамильного совета играют большую роль. Часто даже для людей оно важнее, чем официальный юридический документ. Я говорил с представителями их фамилии, и они также возмущены тем, что ведется такая застройка, и что застройщики прикрываются старейшинами фамилии, поскольку никто им на это разрешения не давал», – рассказал Заурбек.

Читать так же:  Суд защитил ростовскую рощу от вырубки

Застройка идет в двух местах, сообщил он. «С одной стороны нам пришлось просто собственноручно все развалить, чтобы остановить. Они застраивают старинные стены. Их 10 сантиметров отделяет от стены башни фамильной. Это волшебное место, а они перфоратором отбили в основании башни огромные камни, памятник IX века, чтобы построить свой блочный дом. Это наплевательское отношение к своей истории, их надо показательно наказывать, чтобы другим неповадно было. Есть уже такие случаи. Например, когда Дзивгисскую крепость защитили благодаря общественному возмущению», – сказал  Заурбек Цаллагов.

9 сентября 2015 года Алагирский райсуд удовлетворил требования министерства культуры о сносе самовольной постройки возле Дзивгисской крепости. Семья, в отношении которой было подано представление, обжаловала это решение, однако 10 февраля 2016 года Верховный суд Северной Осетии отклонил апелляционную жалобу. Хозяйка строений Дима Ахполова заявила о своем законном праве собственности на данный земельный участок. В мае 2017 года рабочие возобновили снос забора и дома, построенных рядом с Дзивгисской крепостью, расходы по демонтажу строений будут взысканы с их собственницы Димы Ахполовой, заявили судебные приставы.

Единственная постоянная жительница села Дагом держит кур. Фото Тамары Агкацевой для "Кавказского узла".Сейчас в Дагоме живет один человек – женщина держит хозяйство, до ближайшего, также практически покинутого села почти километр. Остальные дома в селе – дачи. Дагом – не самый популярный маршрут у местных туристов, в анонсах местных турклубов тоже редко встретишь Дагом, пояснил корреспонденту «Кавказского узла» Мурат Тотров, гид турклуба «Алания».

По его словам, хоть у клуба есть проходящий через Дагом маршрут, но само село не представляет интереса для туристов. «Из сел целенаправленно ездят разве что в Задалеск, там есть музей и раскрученная история».

Через час пребывания в Дагоме корреспондент «Кавказского узла» все же встретил людей – женщины сообщили, что нашли домик в Дагоме через Instagram и сняли его на пару дней.

Читать так же:  Юристы сочли минимальными шансы журналиста Бадмаева на компенсацию от МВД

Заурбек Цаллагов признал, что не возражает против того, чтобы в Дагоме кто-то поселился. «Я против того, чтобы там ломали древние постройки, строили из блоков дома. Основная идея нашего проекта – не восстанавливать каменные стены, а вдохнуть жизнь в них. Если удастся вернуть им тот облик, что был раньше, и вернуть туда людей, то люди из этих фамилий не будут против», – считает он.

Современный дом около древних сооружений в селе Дагом. Фото Тамары Агкацевой для "Кавказского узла".Это место необходимо включать не только в региональные реестры памятников, но и в список памятников федерального значения, убежден активист. «Кроме того, важность этого места заключается в том, что там прямое визуальное сообщение с наскальной крепостью в Урсдоне – это самый большой памятник на сегодняшний день, сохранившийся в Осетии. Это наскальная крепость в полкилометра шириной. Это выдолблено в скале отвесной, там улицы есть, крепость многоэтажная. Она сильно разрушена, сохранилось всего 5–15 процентов. Сохранилось несколько башен, несколько построек, но основания виднеются по всей земле. Когда-то это была превосходная крепость, которую завоевать было невозможно. Сегодня это места, которые практически заброшены, практически никто туда не ездит, хотя они находятся в очень удобном месте. Это все должно быть взято в один единый комплекс под жесточайшую охрану при том, потому что там ведутся незаконные постройки. У наших соседей в Ингушетии был издан указ о том, чтобы дома перенести на 200 или 300 метров от таких древних памятников. Местных жителей было решено переселить на это расстояние и уж тем более запрещено строить новые здания. А у нас люди просто не понимают […] и рушат стены 9-10 веков. Вы же понимаете, что если это разрушить один раз, восстановить это уже не удастся, это уже будет утерянный памятник. И они просто рушат стены, не одну и не две, а больше стен было разрушено для того, чтобы там проехал КаМАЗ со стройматериалами. Это ужасно, это кощунство», – высказал мнение Заурбек Цаллагов.

Читать так же:  Число погибших мирных жителей в Нагорном Карабахе возросло до 18

Доктор исторических наук Феликс Гутнов в ответ на просьбу корреспондента «Кавказского узла» прокомментировать ситуацию ограничился коротким замечанием: «Если мы сами не любим свою природу и историю, то с кого мы можем спрашивать?»

Указатель на дороге к селу Дагом. Фото Тамары Агкацевой для "Кавказского узла".Разрушение памятников древности началось давно, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» председатель национального историко-этнографического общества «Уасамонга» Марат Цагараев. «Это не сейчас началось, а многие годы это идет, и во многих других местах, селах, которые под охраной ЮНЕСКО. То, что сохранилось – это мизер. Это был населенный пункт, и конечно, то, что там проживали люди, наносило ущерб для более ранних построек. Развалины разбирались и на их основе сооружались новые хозяйственные постройки. Почему-то государство всегда на это смотрело сквозь пальцы. Такая же ситуация в селе Дзивгис, хотя это еще с советских времен был памятник федерального значения. Но все равно там люди селились, что-то рыли, возводили постройки, и мы вместо того, чтобы иметь реконструированные аланские крепости, имеем то, что сохранилось», – посетовал Цагараев.

С другой стороны, «надо радоваться, что люди стали возвращаться в горы», добавил он. «Но надо соблюдать архитектурный надзор. Кладка должна вестись в той стилистике, которая принята для того или иного памятника архитектуры. Это если есть разрешение у человека на строительство. А если нету, то, ни о каком строительстве вообще не может идти речь. Все незаконные постройки должны быть убраны в таком случае», – сказал он.

В комитете по охране объектов культурного наследия в курсе ситуации, сказала корреспонденту «Кавказского узла» зампредседателя комитета Людмила Чехоева. «В Дагоме есть объекты и местного, и федерального значения. Те объекты, которые признаны памятниками, стоят на государственной охране. В ходе мониторинга мы обнаружили строительство у башни, которая признана памятником. По закону мы обязаны уведомить АМС (администрацию местного самоуправления) о факте самовольной постройки, и уже АМС должна принять решение. В настоящее время мы этим занимаемся, уведомили АМС, они ответили, что разбираются, ищут собственников. АМС должна принять меры, мы просто держим на контроле», – пояснила чиновница.

Автор: Тамара Агкацева;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий