Защиту возмутила позиция прокурора по делу о подготовке теракта на концерте Киркорова

Новости региона

Уроженцам Дагестана, обвиняемым по делу о подготовке теракта на концерте Филиппа Киркорова в Махачкале, отказали в расследовании их заявлений о пытках, отметил прокурор. Подсудимые в ходе следствия дали показания под давлением, правдивыми должны считаться их слова в суде, указали адвокаты. Обвиняемые в последнем слове заявили о своей невиновности.

Как писал «Кавказский узел», дело четырех уроженцев Дагестана, обвиняемых в подготовке теракта на концерте Киркорова, суд рассматривает с ноября 2019 года. Защита подсудимых считает дело сфабрикованным. 2 ноября прокурор запросил для обвиняемых длительные сроки. Следствие не привело объективных доказательств причастности уроженцев Дагестана к подготовке теракта на концерте Филиппа Киркорова в Махачкале и террористам, заявили 12 ноября в суде адвокаты. Они попросили вынести оправдательный приговор подсудимым. 

По версии следствия, Хидирнаби Казуев, Самир Ибрагимов, Габибула Халдузов и их сообщник Шамиль Магомедов планировали совершить теракт на концерте Филиппа Киркорова в Махачкале 6 июля 2017 года, но из-за охраны не смогли попасть в зал. Им предъявлены обвинения в обучении террористической деятельности, организации террористического сообщества и участии в нем, подготовке теракта и содействии терроризму. Силовики утверждают, что задержанные признались в принадлежности к спящей ячейке запрещенной в России судом террористической организации «Исламское государство», подготовке терактов в Дагестане и покушений на силовиков и военных. Обвиняемые не признают своей вины и утверждают, что признательные показания дали под пытками. Свидетель обвинения Ислам Муслимов также заявил в суде, что показания против обвиняемых были выбиты под «нечеловеческими пытками».

В Южном окружном военном суде 16 ноября состоялось заседание по делу о подготовке теракта на концерте Филиппа Киркорова. На нем выступили стороны обвинения и защиты, а четверо подсудимых  сказали последнее слово, следует из аудиозаписи заседания, копия которого имеется в распоряжении «Кавказского узла».

Гособвинитель Вадим Латифов посчитал необоснованным то, что адвокаты высказывались против допроса сотрудников махачкалинского Центра противодействия экстремизму Арсена Магомедова и Магомеда Магомедова, так как «прямого запрета на допрос [сотрудников полиции] в законодательстве нет», и они «допрашивались по спорным вопросам по факту задержания подсудимых».

Адвокат Хидирнаби Казуева Елена Буйновская 12 ноября в суде указала, что показания Арсена Магомедова о задержании ее подзащитного в садоводческом товариществе «Фрегат» вызывают сомнения. Сам Казуев пояснял, что был задержан на улице Дахадаева в обеденное время при походе в магазин, подчеркнула адвокат.  

Читать так же:  Сбор закрыт: неизвестный благотворитель перечислил 2,5 миллиона рублей на лечение Алеты Дзуцевой

Остальные доводы защиты о применении насилия к подсудимым перед допросами, о разных данных в документах о месте обнаружении самодельного взрывного устройства, отсутствие отпечатков обвиняемых на вещественных доказательствах «были предметом проверки в ходе судебного следствия», и «им были даны правильные оценки», указал прокурор. Доводы защиты Хидирнеби Казуева о применении к нему пыток с целью самооговора и невозможности изготовить взрывные устройства на съемной квартире, где находились жена и ребенок, «также были предметом проверки», резюмировал гособвинитель. Он напомнил, что по заявлениям подсудимых о пытках были вынесены отказы в возбуждении дел в отношении силовиков. Вместе с этим он признал опечатку в дате протокола допроса подсудимого Шамиля Магомедова (его допрос датируется раньше, чем дата задержания, — прим. «Кавказского узла»).

Адвокат Шамиля Магомедова Наталья Андреева не согласилась с мнением прокурора о наличии достаточных доказательств вины подсудимых. «Признательные показания совершенно очевидно добыты с нарушением прав, добыты под давлением […] Они были вынуждены их давать, это подтверждается и экспертизой, и их показаниями», — сказала она. По словам адвоката, обвиняемые не оспаривали свои показания, так как боялись в органах следствия заявлять о своих правах. «В суде они говорили то, что было, давали правдивые показания».

Она обратила внимание судей на отказ следствия запросить  данные о телефонных переговорах подсудимых. «Биллинг установил бы, как часто между собой общались Магомедов с Халдузовым и другими, и вообще с кем он общался, это существенное доказательство. Для того чтобы выносить обвинительный приговор, в материалах дела должны быть неопровержимые доказательства», — сказала Андреева.

Она также напомнила, что, согласно документам, анонимное сообщение поступило о взрывном устройстве по улице Петра Первого, 21, где находится магазин «Мир матрасов». «Получается, что работники полиции должны были прийти по адресу: улица Петра Первого, 21. Однако нет никаких записок и рапортов, что по этому адресу ничего не было. В этом же томе в постановлении на основании этого сообщения указан адрес: улица Петра Первого, 23, но на это никто не обращает внимания. Потом уже появился адрес Петра Первого, 26, потом «уточнили» — Петра Первого, 25. Я считаю, что следствие не справилось: неопровержимых доказательств того, что мой подзащитный являлся участником незаконного вооруженного формирования, нет. Считаю, что все это не доказано», — заключила Андреева.

Читать так же:  Жители приграничных районов Азербайджана рассказали об ущербе от обстрелов

Ибрагимов неоднократно пояснял, что подписывал признательные показания, не читая, опасаясь за себя и своих родственников, указала адвокат Самира Ибрагимова Ольга Касатова. «Я задавала вопросы Ибрагимову (в суде), и все могли видеть, как односложно отвечает Ибрагимов, — у него нельзя получить никакого развернутого ответа. В прениях он попытался участвовать, но также не смог ничего толком сказать. У меня возникают огромные сомнения в том, что Ибрагимов мог так детально  изложить […] признательные показания», — сказала она.

Адвокат Габибулы Халдузова Карина Галустян уточнила, что защита не считает незаконным допрос сотрудников полиции Арсена Магомедова и Магомеда Магомедова, а указывает на то, что они являются заинтересованными в исходе дела, и их показания не могут служить доказательствами по уголовному делу.

«Как пояснял Халдузов, с Казуевым он познакомился в парфюмерном магазине, с Ибрагимовым — на строительном объекте. Но это не говорит о том, что у них была какая-то террористическая ячейка. Возможно, они вместе работали […] Считаю, что биллинг необходимо было запросить, чтобы подтвердить их тесное общение в интернете или по телефону. Может, они вообще между собой не общались», — сказала она.

Адвокат Хидирнеби Казуева Елена Буйновская заявила, что признательные показания всех четырех подсудимых не должны учитываться при вынесении приговора. «Обвинение говорит, что все подтверждается письменными доказательствами […] Грустно, что гособвинитель считает достаточными просто признательные показания, хотя сторона защита заявляет, что они недопустимые. Дело не слушается в особом порядке. Сторона защиты поясняет, что есть только первичные признательные показания, от которых наши подзащитные отказались, и поясняли, почему», — подчеркнула Буйновская.

«Я не хочу особо говорить […] Я надеюсь на лучшее в дальнейшем, что будет принято мудрое решение на этом процессе», — сказал в последнем слове Шамиль Магомедов.

«Обвинение опирается только на наши показания и не обращает внимания на те ошибки, которые допустило следствие, на нарушения, которые были. Также обвинение опирается почему-то на Муслимова, хотя его судили по другому делу. К тому же, он указал, что из него также выбивали показания […] просто выбивают показания и все — поехал в тюрьму», — сказал в последнем слове Габибула Халдузов.

 13 марта 2020 года Южный военный суд приговорил Ислама Муслимова к 12 годам строгого режима по делу об участии в террористическом сообществе и террористической организации, а также о посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов. Защита обжаловала приговор, сочтя его неоправданно суровым, однако апелляционный военный суд согласился с приговором. Ислам Муслимов заявил, что сделал признательные показания под пытками. По версии следствия, Муслимов был соратником четырех дагестанцев, готовивших теракт на концерте Филиппа Киркорова в Махачкале.

Читать так же:  Новость об окончании войны обнадежила жителей прифронтовых районов Азербайджана

«Надеюсь, что внимание будет обращено на все недостатки, все ошибки, и будет сделан правильный вывод. Надеюсь, что все, кто допустил это дело, не останутся безнаказанными […] Надеюсь, что это не последнее мое слово, и у нас будет еще что сказать. Находясь в четырех стенах, я чувствую свое одиночество. У меня было время, чтобы подумать и поразмыслить. Наверное, стоит уделять родственникам, своим детям, своим близким больше внимания, больше времени», — сказал в последнем слове Хидирнеби Казуев.

Оглашение приговора назначено на 10.00 мск 18 ноября.

В разделе «Справочник» на «Кавказском узле» опубликован материал «Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ»*.  Новости о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа «Кавказский узел» публикует на тематических страницах «Сирия в огне» и «Кавказ под прицелом халифата».

* «Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная в России по решению суда.

Автор: Константин Волгин ;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий