Журналисты усомнились в официальной версии теракта в Каспийске в 1996 году

Новости региона

Теракт 1996 года в Каспийске был экстраординарным событием, но последующие теракты на территории России привели к тому, что жители привыкли к подобным новостям, считают опрошенные «Кавказским узлом» дагестанские журналисты. Они отметили, что официальная версия о том, что теракт в доме, где жили семьи пограничников, связан с перекрытием каналов контрабанды, вызывает сомнение.

Как писал «Кавказский узел», первый крупный теракт в истории Дагестана произошел в Каспийске 16 ноября 1996 года в доме №58 по улице Ленина, где проживали в основном семьи пограничников. Теракт унес жизни 68 человек, в том числе 21 ребенка.

Взрыв прогремел в девятиэтажном 82-квартирном панельном доме ночью. Он повредил все здание, а одна секция оказалась полностью разрушенной. Здание осело, но дом стоял на берегу моря, и часть тротила, подмокнув, не сработала, стены здания частично уцелели. В зону разрушения попала 41 квартира. В результате сложных аварийно-спасательных работ из-под обломков были извлечены все 106 человек. Среди них 68 погибших, в том числе 55 пограничников и членов их семей. В 2003 году управление ФСБ РФ по Северному Кавказу сообщило, что расследование дела приостановлено в связи с неустановлением лиц, совершивших теракт.

Учредитель еженедельника «Черновик» Магди Камалов, работавший в 1996 году фотокорреспондентом, вспоминает, как его потрясли крики из-под развалин взорванного здания и слаженная работа сотрудников МЧС, разбиравших взорванный подъезд. Корреспонденту «Кавказского узла» он рассказал 17 ноября, что расследование не было доведено до конца, поскольку в правоохранительных органах оставались люди, связанные с «рыбной мафией», которая, по его мнению, и стояла за взрывом.

Ветеран МВД, полковник Амир Колов также считает, что расследование не было завершено из-за «кротов» в системе МВД. «Существовала видеосъемка этого взрыва, которая могла бы помочь в расследовании. Однако ее затребовало к себе руководство регионального МВД, и она пропала», — рассказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Читать так же:  Азербайджан и Армения обменялись обвинениями в нарушении перемирия

Эксперты скептически высказались об официальной версии теракта, согласно которой взрыв произошел из-за того, что пограничники, проживавшие во взорванном доме, перекрыли некий канал контрабанды. По мнению главного редактора информационного агентства «Дербент» Милрада Фатуллаева, в таком случае контрабандисты не получили бы искомого, а напротив, натолкнулись бы на ужесточение работы пограничников. Фатуллаев считает, что ниточки от взрыва тянутся в Чечню. «Таким образом, возможно, пытались отвлечь внимание властей от ситуации в Чечне и зарождавшихся «ваххабитских анклавов» в Дагестане», — сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Главный редактор газеты «Новое дело» Гаджимурад Сагитов считает, что контрабандистам было дешевле договориться. «Не думаю, что в 1990-е кто-то бы решился на подобное преступление ради контрабанды. Дешевле было договориться», — сказал он корреспонденту «Кавказского узла». По его мнению, теракт был совершен при поддержке международных террористических организаций, и совершен он был по каким-то политическим расчетам.

О том, что взрыв был организован международными террористами с помощью своих людей, внедренных в систему МВД, заявил и Амир Колов. «Были определенные силы, которые внедряли своих людей для дестабилизации ситуации в стране», — подчеркнул он.

Заместитель главного редактора газеты «Черновик» Магомед Магомедов отметил, что еще в те годы причиной теракта называли противодействие пограничников браконьерскому лову рыбы. «В 1990-е ловля рыбы была похлеще, чем торговля оружием и наркотиками. Браконьерам этой рыбы хватило лет на 15, и это тогда процветало», — сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

О «рыбной» версии произошедшего сказал и Магди Камалов. «Тогда был большой конфликт между пограничниками и подпольным бизнесом, связанным с производством черной икры. И я полагаю, что теракт как раз связан с этим», — заявил он.

Читать так же:  Власти анонсировали издание сказок народов Карачаево-Черкесии на пяти языках

Что касается памяти об этом теракте, то эксперты практически единодушно заявили, что теракт 1996 года к настоящему времени оказался позабыт.

Милрад Фатуллаев подчеркнул, что сейчас из событий тех лет, прежде всего, помнят 1999 год — вторжение из Чечни и теракт в Буйнакске, затем теракт на параде в Каспийске в 2002 году, и лишь затем, на третьем плане, вспоминают теракт 1996 года. «Сами каспийцы теракт, конечно, понят, но в официальной риторике он возникает только в годовщину», — заявил он. 

Массовое проникновение чеченских боевиков в Дагестан началось 7 августа 1999 года. В этот день на территорию республики вошло более тысячи вооруженных боевиков из Чечни. Сразу были захвачены села Ансалта, Рахата, Шодрода и Годобери Ботлихского района, а в течение нескольких следующих дней — другие населенные пункты в Ботлихском и Цумадинском районах, говорится в справке «Кавказского узла»  «Вторжение боевиков в Дагестан».

4 сентября в дагестанском городе Буйнакск был взорван жилой дом, где проживали семьи офицеров 138-й мотострелковой бригады Минобороны России. В результате теракта 58 человек погибли, 146 получили травмы различной степени тяжести, говорится в справке «Взрывная волна: Москва, Буйнакск, Волгодонск и репетиция в Рязани (1999)».

9 мая 2002 года в Каспийске во время парада, посвящённого Дню Победы, сработало взрывное устройство. В результате теракта погибли 43 человека, всего пострадало около 120 человек.

Гаджимурад Сагитов считает, что и большинство жителей Каспийска забыли о теракте. «Старшее поколение об этом помнит. Но вот молодежь, за исключение тех, кто сам был свидетелем этого теракта, практически не помнит об этом. Во многом это следствие отсутствия внятной информационной политики об этом», — заявил он.

Магомед Магомедов считает, что память о взрыве в Каспийске в 1996 году затмили другие аналогичные трагические события, в частности, серия взрывов в 1999 году и взрыв в Каспийске в 2002 году.

Читать так же:  Жители Аджарии пожаловались на работу скорой помощи

Магди Камалов подчеркнул, что тогда подобные теракты были чем-то необычным, но затем целый ряд терактов привел к тому, что они стали восприниматься достаточно равнодушно. «Тогда это был первый теракт. Это было шоком. А сейчас, когда таких историй стало много, и каждое из них стали окружать пафосом, люди просто устали от этого пафоса и предпочли вычеркнуть из памяти вообще все эти события», — заявил он.

Приостановление в 2003 году расследования дела о взрыве «в связи с неустановлением лиц, совершивших теракт», не означает, что расследование дела прекращено, пояснил корреспонденту «Кавказского узла» председатель российской секции Международного общества прав человека адвокат Владимир Новицкий. «Если появятся новые свидетельства или данные о лицах, причастных к этому, то расследование по делу возобновится. Это может длиться сколь угодно долго, поскольку по российскому праву у терроризма нет срока давности», — отметил Новицкий.

Автор: Семен Чарный;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник

Оцените статью
Владикавказ-News - новостной портал
Добавить комментарий